Josh Hartnett Forum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Josh Hartnett Forum » Биография. Biography » Интервью Джоша / Josh's interviews


Интервью Джоша / Josh's interviews

Сообщений 211 страница 229 из 229

211

Джош Хартнетт на Paul Mecurio Show.

Josh Hartnett - "Pearl Harbor," "Black Hawk Down," "The Black Dahlia," "Inherit The Viper" The Paul Mecurio Show

https://podcasts.apple.com/us/podcast/t … 18083?mt=2
Josh has starred in some of Hollywoods biggest movies and worked with superstar actors and directors. He discusses what he learned working with such great directors as Brian DePalma, Ridley Scott and Michael Bay. He explains what attracted him to the script of his new film and how show stepping away from acting for a while helped him immensely in his life and craft and much more.

212

Интерью Джоша Хартнетта для Variety!
https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t29164.jpg

What Ever Happened to Josh Hartnett?
In 2001, at 22, Josh Hartnett was supposed to become the next Leonardo DiCaprio or Matt Damon. His back-to-back roles in Michael Bay’s “Pearl Harbor” and Ridley Scott’s “Black Hawk Down” catapulted him onto the A-list. He graced magazine covers, the paparazzi stalked his personal life and directors pursued him for blockbusters and comic-book vehicles. But it was too much.

Instead of studio projects, Hartnett spent the rest of his 20s veering toward independent movies — such as “Wicker Park,” “Lucky Number Slevin” and “The Black Dahlia.” He turned down the role of Superman in Bryan Singer’s 2006 reboot (which starred Brandon Routh instead) and he was on Christopher Nolan’s short list to play Batman (before Christian Bale).

Then he seemed to fall off the public radar. In the last decade, he’s resurfaced here and there, in some short films and small indies. Hartnett co-starred in “Penny Dreadful,” the 2014 horror series that aired on Showtime for three seasons. And he took a break from acting to raise his two kids. Hartnett, now 41, seems to be making a gradual comeback, with more projects on the horizon, including Guy Ritchie’s upcoming drama “Cash Truck.” His latest role is in “Inherit the Viper” (now in theaters in limited release), a drama about a family grappling with the opioid crisis.

Hartnett spoke to Variety by phone from London, where he lives part time. “We have a place in the States, too, and we go back and forth,” Hartnett said. “My partner” — the actress Tamsin Egerton — “is English. When we started having children, she wanted to be near her family, so we’re here a lot of the time to make that happen.”

Can you tell me what appealed to you about “Inherit the Viper”?

We shot this two years ago. The world of opiate use and what has become known as the opiate crisis on the Eastern seaboard was relatively fresh. It was before it became a political talking point and before a lot of people were paying attention to it. The script, I felt, handled that very touchy subject in a smart way. I felt like, if you’re going to tell the story well, tell it in a small way — about a family — and leave the larger implications to the audience. In my opinion, it’s sort of a little poem.

Did your research include talking to people affected by opioids?

Yes. I did some research on my own, and we also had some people that we were able to talk to that had either dealt these drugs or had been addicts themselves. About the time that we started to film, the story really started to break in the national press. Suddenly, there were all these firsthand accounts, and there were lots of videos and things online that were absolutely horrible to watch, but necessary.

This was after the election?

Yeah. It was in the early stages of Trump’s presidency. You’re right to sort of point out the time period, because it became so political, this crisis. But when we first signed on, it was almost apolitical. It was a human crisis.

You play the older brother in a family affected by addiction and violence. Did the character stay with you after you finished filming?

I’m a father now, and I’ve taken on a lot of dark roles over the years. I try not to take too much of it home with me because things like this especially can be really taxing and not healthy to bring around young kids. But also, it’s just not my story. I put myself into the situation as best I can while doing the job and understand it as best I can, but in a way, my job is to portray the emotions of the situation as opposed to living them.

I’m just looking at your IMDb page. It looks like 2020 is going to be a bigger year for you, with a handful of movies coming out. What’s your process for choosing roles?

I read a lot of scripts. I actually really enjoy reading scripts because there are so few good, unique scripts out there. There are a lot of scripts that you can see just the edges of them have shifted a little bit to sort of make them feel new, but it’s just packaging really. When you find a script that approaches a story with fresh eyes, it’s exciting to me. And the more I read, the more those pop out to me.

This guy, Daniel Roby, wrote and directed a movie that’s now called “Target Number One.” It used to be called “Gut Instinct.” He originally sent me the script six years ago. Over the course of while he was trying to put the financing together, he kept calling me and saying, “Oh we’re going to get it going soon.” I just saw that movie a couple weeks ago and it’s phenomenal [Smaller] films, it’s always surprising to see them find their legs, and to me, that’s more satisfying than working on a big-budget thing that already has an audience built in. So yeah, I read a lot of scripts and then I find what I think is going to be the most satisfying from a gambler’s point of view.

How many scripts do you read?

I read a couple a week. It’s not an overwhelming number, but it is a fair amount. Luckily, I have other people that will read them and tell me if I’ve missed something.

You’re in London, right?

Yeah, and I was doing a lot of ADR today for “Paradise Lost” [an upcoming TV series for Spectrum Originals]. So I’ve been speaking for the last five hours, and not even in my own words. So now I’m using my own words. I forget how to do that.

How would you say the movie business has changed since you first started?

I think there’s a lot of content being made, but it’s not necessarily easy to find an audience. Also, I think it’s becoming more difficult to get the right talent together to make a small film and then push it over the finish line and have it be a film that people want to see.

Young voice: Daddy!

Hartnett: Sorry, my daughter’s in the room crying.

It’s OK! I’ll keep going, unless you need to go. Does theatrical distribution matter to you?

Hartnett: For me, it’s about whether or not people are going to see it. If it’s only seen 10 years later on a streamer and randomly by some kid in his dorm room and he talks to other kids who saw it from five years before that, it’s not the way I remember movies being when I grew up. I liked that feeling of walking out of a movie theater and being able to talk about it with a bunch of different people. I personally like when a film gets a release in a theater because then it has an immediate audience. But then, sometimes, on a streaming network, you can get a lot of good press and even more people will see it more quickly. So I don’t know.

I remember when “Pearl Harbor” came out, and the craziness around it — the magazine covers and the spotlight on you. Does that feel like that was from a whole other lifetime?

Do you know what’s funny? It felt removed from how my life was then. All those magazine covers and paparazzi and all that sort of stuff was not at all how I lived my life, and not at all who I thought myself to be. So I feel very much myself now, and I took steps to make my life not as crazy after that movie came out and was successful at it and have remained sort of outside of the fray. When I was younger, it was important to me to kind of figure out who I was, what I wanted for my life, how I wanted to create my life without so much scrutiny. I did that, and now I feel comfortable being who I am in the spotlight if I need to be.

What steps did you take?

Both steps to be a more creative actor and not feeling like I’m giving everything away to everyone all of the time in the press. I just took steps back at that time and have subsequently taken a lot of steps forward in a lot of different directions, and I think I feel much more comfortable being this type of actor that is able to take on a ton of different types of roles.

I saw an interview that you did a few years ago where you talked about turning down three big roles: Spider-Man (later played by Tobey Maguire), Batman (Christian Bale) and Superman (Brandon Routh). But I was a little confused by what happened. Had you actually auditioned for all three of those roles? Or did you just not want to be considered for them?

I didn’t turn down Spider-Man. I don’t know where that came from. I’d only turned down Superman as a straight-up offer. But I was, at that time of my career, where a lot of people were asking me to do those types of movies. I was having meetings with those directors and people were saying: “Would you be interested?” I talked to them about what they were doing and I ultimately decided I wasn’t, but that was a very privileged place for a young man to be in. I’m a little bit outside of the box and had the leverage to do that, and that’s the direction I chose.

Did you ever audition to play Batman or was that an offer?

No, Batman wasn’t an audition or an offer. It was a conversation with the director [Christopher Nolan]. I think there’s a lot of misinformation out there. When you say one thing one time about it, and now it gets blown up. But I don’t really care to tell that story over and over again.

Are you interested in directing?

I’m interested in creating, being a part of good films and playing interesting roles. I also have been writing over the years and would love to get some of those scripts made. I don’t know how those are going to come together exactly. Maybe as a producer. I’ve directed a few music videos and have thought about directing, but I don’t want to do that unless I really am passionate about the story I’m telling.

How many screenplays have you written?

I’ve written three over the last three years. I wrote a screenplay in 2002 that we went out with that was sort of contingent on me being in it, and I didn’t really want to be in it at the time. It was more just an experiment. But I got the bug and really wanted to get back to writing at some point. And then when I had my children, I took some time off from acting and had a lot of, after they go to bed, time for thinking. So I started writing a lot more. It’s really a great outlet.

You co-starred in the Showtime series “Penny Dreadful.” Did you wish there were more seasons?

I liked “Penny Dreadful.” I thought it was really well done, but I think it had run its course. Also, most of us had only worked on films before that, and I think we were all ready to go find other things to work on.
https://variety.com/2020/film/news/what … 203463127/

Гугл.перевод

Что случилось с Джошем Хартнеттом?

В 2001 году в 22 года Джош Хартнетт должен был стать следующим Леонардо Ди Каприо или Мэттом Дэймоном. Его двойные роли в «Перл-Харборе» Майкла Бэя и «Черном ястребе» Ридли Скотта катапультировали его в список лидеров. Он украсил обложки журналов, папарацци преследовали его личную жизнь, а режиссеры преследовали его за блокбастерами и комиксами. Но это было слишком много.

Вместо студийных проектов Хартнетт потратил оставшиеся 20 с лишним лет, работая над независимыми фильмами, такими как «Wicker Park», «Lucky Number Slevin» и «The Black Dahlia». Он отказался от роли Супермена в перезагрузке Брайана Сингера в 2006 году (которая вместо этого он снялся в фильме «Брэндон Рут», и он был в коротком списке Кристофера Нолана, чтобы сыграть Бэтмена (до Кристиана Бэйла).

Затем он, казалось, упал с общественного радара. В последнее десятилетие он появлялся здесь и там, в некоторых короткометражных фильмах и небольших инди-фильмах. Хартнетт снялся в « Ужасной Пенни », сериале ужасов 2014 года, который транслировался на Showtime в течение трех сезонов. И он взял перерыв в актерском мастерстве, чтобы воспитать двоих детей. 41-летний Хартнетт, похоже, постепенно возвращается, и на горизонте появляется еще больше проектов, в том числе грядущая драма Гая Ричи «Денежный грузовик». Его последняя роль в « Наследии гадюки » (теперь в кинотеатрах в ограниченном выпуске), драма о семье, борющейся с опиоидным кризисом.

Хартнетт говорил с Variety по телефону из Лондона, где он живет неполный рабочий день. «У нас тоже есть место в Штатах, и мы идем туда-сюда», - сказал Хартнетт. «Мой партнер» - актриса Тамсин Эгертон - «англичанин. Когда мы начали заводить детей, она хотела быть рядом со своей семьей, поэтому у нас много времени, чтобы это произошло ».

Можете ли вы сказать мне, что вам понравилось в « Наследовать Гадюку »?

Мы снимали это два года назад. Мир употребления опиатов и то, что стало известно как кризис опиатов на восточном побережье, было относительно свежим. Это было до того, как стало политическим предметом разговора, и прежде чем многие люди обратили на это внимание. Сценарий, я чувствовал, очень умно отработал эту очень деликатную тему. Я чувствовал, что если вы собираетесь рассказать историю хорошо, расскажите ее немного - о семье - и оставьте более значимые последствия для аудитории. На мой взгляд, это немного стихотворение.

Включало ли ваше исследование общение с людьми, пострадавшими от опиоидов?

Да. Я провел собственное исследование, и у нас также были люди, с которыми мы могли поговорить, которые либо принимали эти наркотики, либо сами были наркоманами. Примерно в то время, когда мы начали снимать, эта история действительно начала ломаться в национальной прессе. Внезапно появились все эти записи из первых рук, и в сети появилось много видео и других вещей, которые было ужасно смотреть, но необходимо.

Это было после выборов?

Да. Это было на ранних этапах президентства Трампа. Вы правы в том, чтобы указать период времени, потому что он стал настолько политическим, этот кризис. Но когда мы впервые подписались, это было почти аполитично. Это был человеческий кризис.

Вы играете старшего брата в семье, которая страдает от зависимости и насилия. Персонаж остался с вами после того, как вы закончили снимать?

Теперь я отец, и за эти годы я сыграл много темных ролей. Я стараюсь не брать с собой слишком много домой, потому что такие вещи могут быть очень сложными и вредными для детей. Но также, это просто не моя история. Я ставлю себя в ситуацию настолько хорошо, насколько могу, выполняя работу, и понимаю ее как можно лучше, но, в некотором смысле, моя задача - изобразить эмоции ситуации, а не жить ими.

Я просто смотрю на вашу страницу IMDb. Похоже, что 2020 год станет для вас большим годом с выходом нескольких фильмов. Каков ваш процесс выбора ролей?

Я прочитал много сценариев. Мне действительно очень нравится читать сценарии, потому что там так мало хороших, уникальных сценариев. Существует множество сценариев, в которых вы можете видеть, что только их края немного смещены, чтобы заставить их чувствовать себя новыми, но на самом деле это просто упаковка. Когда вы находите сценарий, который подходит к истории свежим взглядом, это волнует меня. И чем больше я читаю, тем больше они появляются у меня.

Этот парень, Дэниел Роби, написал и снял фильм, который теперь называется «Цель номер один». Раньше его называли «инстинкт кишки». Первоначально он прислал мне сценарий шесть лет назад. В течение всего времени, пока он пытался собрать финансирование, он продолжал звонить мне и говорить: «О, мы скоро начнем». Я только что видел этот фильм пару недель назад, и это феноменальные [меньшие] фильмы , всегда удивительно видеть, как они находят свои ноги, и для меня это более приятно, чем работать над большим бюджетом, в котором уже есть встроенная аудитория. Так что да, я читаю много сценариев, а потом нахожу то, что думаю будет наиболее удовлетворительным с точки зрения игрока.

Сколько сценариев вы читаете?

Я читаю пару в неделю. Это не подавляющее число, но это изрядное количество. К счастью, у меня есть другие люди, которые будут читать их и говорить мне, если я что-то пропустил.

Ты в Лондоне, верно?

Да, и сегодня я делал много ADR для «Потерянного рая» [грядущего сериала для Spectrum Originals]. Так что я говорил последние пять часов, и даже не своими словами. Так что теперь я использую свои собственные слова. Я забыл, как это сделать.

Как бы вы сказали, что кинобизнес изменился с тех пор, как вы начали?

Я думаю, что создается много контента, но найти аудиторию не всегда просто. Кроме того, я думаю, что становится все труднее собрать правильный талант, чтобы сделать небольшой фильм, а затем подтолкнуть его к финишной черте и сделать фильм, который люди хотят видеть.

Молодой голос: папа!

Хартнетт: Извините, моя дочь плачет в комнате.

Все нормально! Я буду продолжать, если тебе не нужно идти. Имеет ли для вас значение театральное распространение?

Хартнетт: Для меня это вопрос о том, увидят ли люди это или нет. Если его увидели только 10 лет спустя на стримере и случайно какой-то ребенок в его комнате в общежитии, и он разговаривает с другими детьми, которые видели его пять лет назад, я вспоминаю не фильмы, когда я рос. Мне понравилось это чувство выхода из кинотеатра и возможность говорить об этом с кучей разных людей. Мне лично нравится, когда фильм выходит в кинотеатре, потому что тогда у него есть непосредственная аудитория. Но иногда в потоковой сети вы можете получить много хорошей прессы, и еще больше людей увидят ее быстрее. Так что я не знаю.

Я помню, когда вышел «Перл-Харбор», и сумасшествие вокруг него - обложки журналов и центр внимания на вас. Чувствуется ли, что это было из другой жизни?

Ты знаешь что смешного? Это было похоже на то, как тогда была моя жизнь. Все эти обложки журналов, папарацци и все такое было совсем не так, как я жил, и совсем не то, кем я себя считал. Так что теперь я чувствую себя очень хорошо, и я предпринял шаги, чтобы сделать свою жизнь не такой безумной, после того, как этот фильм вышел, и добился успеха в нем и остался в стороне от драки. Когда я был моложе, для меня было важно выяснить, кто я такой, что я хотел для своей жизни, как я хотел создать свою жизнь без такого тщательного изучения. Я сделал это, и теперь мне комфортно быть тем, кто я есть в центре внимания, если мне нужно.

Какие шаги ты предпринял?

Оба шага, чтобы стать более творческим актером и не чувствовать, что я все время отдаю всем в прессе. В то время я просто сделал несколько шагов назад, а затем сделал много шагов вперед во многих разных направлениях, и я думаю, что мне гораздо удобнее быть актером такого типа, способным взять на себя кучу разных типов ролей. ,

Я видел интервью, которое вы сделали несколько лет назад, в котором вы говорили об отказе от трех больших ролей: Человек-паук (позже его сыграл Тоби Магуайр), Бэтмен (Кристиан Бэйл) и Супермен (Брэндон Рут). Но я был немного смущен тем, что случилось. Вы действительно проходили прослушивание на все три роли? Или ты просто не хотел, чтобы их считали за них?

Я не отказывался от Человека-паука. Я не знаю, откуда это взялось. Я бы только отказался от Супермена как прямое предложение. Но я был в то время моей карьеры, когда многие люди просили меня делать такие фильмы. У меня были встречи с этими режиссерами, и люди говорили: «Тебе было бы интересно?» Я говорил с ними о том, что они делают, и в конце концов решил, что нет, но это было очень привилегированное место для молодого человека. в. Я немного за пределами коробки и имел рычаг, чтобы сделать это, и это направление, которое я выбрал.

Вы когда-нибудь проходили прослушивание, чтобы сыграть Бэтмена, или это было предложение?

Нет, Бэтмен не был прослушиванием или предложением. Это был разговор с режиссером [Кристофером Ноланом]. Я думаю, что там много дезинформации. Когда вы говорите одну вещь об этом, и теперь она взорвана. Но я не хочу рассказывать эту историю снова и снова.

Вы заинтересованы в режиссуре?

Я заинтересован в создании, быть частью хороших фильмов и играть интересные роли. Я также писал на протяжении многих лет и хотел бы сделать некоторые из этих сценариев. Я не знаю, как именно они собираются вместе. Может быть, как продюсер. Я снял несколько музыкальных клипов и подумал о режиссере, но я не хочу этого делать, если я действительно не увлечен историей, которую рассказываю.

Сколько сценариев вы написали?

Я написал три за последние три года. В 2002 году я написал сценарий, с которым мы вышли, и это было как-то связано с тем, что я нахожусь в нем, и я действительно не хотел быть в нем в то время. Это был больше всего эксперимент. Но я получил ошибку и очень хотел вернуться к записи в какой-то момент. А потом, когда у меня появились дети, я взял немного времени на актерское мастерство и у них было много времени, после того как они ложатся спать, время для размышлений. Поэтому я начал писать намного больше. Это действительно отличный выход.

Вы снялись в сериале Showtime « Penny Dreadful» . Хотели бы вы, чтобы было больше сезонов?

Мне понравился «Пенни Ужасный». Я думал, что это действительно хорошо сделано, но я думаю, что все прошло. Кроме того, большинство из нас до этого работали только над фильмами, и я думаю, что мы все были готовы пойти и найти другие вещи для работы.

213

Куда пропал Джош Хартнет? Чем сейчас занимается самый многообещающий актёр 2000-х

Из интервью Variety выяснили, куда пропал Джош Хартнетт, которому прочили будущее ДиКаприо.
В 2001 году, в 22 года, Джош Хартнетт должен был стать следующим Леонардо ДиКаприо или Мэттом Дэймоном. Роли в «Пёрл-Харбор» Майкла Бэя и «Чёрном ястребе» Ридли Скотта мгновенно обеспечили ему статус суперзвезды. Он украшал обложки журналов, папарацци следили за его личной жизнью, а режиссеры пытались затащить в блокбастеры. Но для него это оказалось слишком.
Вместо студийных проектов Хартнетт провел второй десяток, снимаясь в таких инди-фильмах, как «Одержимость», «Счастливое число Слевина» и «Чёрная орхидея». Он отказался от роли Супермена в ребуте Брайана Сингера 2006 года (в итоге этот образ воплотил Брэндан Рут) и даже был в шорт-листе на роль нолановского Бэтмена.
Потом он, похоже, выпал из поля зрения общественности. В последнее десятилетие он снимался везде понемногу: в короткометражных фильмах и маленьких инди. Хартнетт стал одним из главных героев «Страшных сказок», хоррор-сериала 2014 года, который выходил в эфир на Showtime в течение трёх сезонов. Затем он взял перерыв в профессии, чтобы заняться воспитанием двоих детей. Хартнетт, которому сейчас 41 год, похоже, постепенно возвращается с новыми проектами, в том числе и ролью в фильме Гая Ричи «Инкассаторский грузовик». В последний раз он появился в «Наследии гадюки» (сейчас идёт в ограниченном прокате), драме о семье, борющейся с опиатным кризисом.

Хартнетт поговорил с Variety по телефону из Лондона, где он периодически живёт. «У нас есть дом в Штатах, и мы переезжаем туда-сюда, — сказал Хартнетт. — Моя жена актриса Тэмсин Эгертон — англичанка. Когда у нас появились дети, она захотела проводить больше времени рядом со своей семьёй, поэтому мы часто бываем здесь». Мы перевели это интервью.
Что вас привлекло в «Наследии гадюки»?
Мы снимали этот фильм два года назад. Мир употребления опиатов и то, что стало известно как опиатный кризис на восточном побережье, были относительно неизведанными. Это было до того, как проблема стала главным предметом политического обсуждения, и до того, как многие обратили на неё внимание. Сценарий, по-моему, очень умно справился с этой довольно щекотливой темой. Я чувствовал, что если хочется хорошо рассказать эту историю, то следует рассказать и раскрыть её не до конца — показать лишь историю семьи — и оставить аудитории больше пространства для собственных размышлений. На мой взгляд, это что-то вроде маленькой поэмы
Ваше исследование включало беседы с людьми, пострадавшими от опиатов?
Да, я проводил некоторые исследования самостоятельно, и у нас также были люди, с которыми мы могли поговорить, которые либо выступали в качестве дилеров, либо сами были зависимы. Примерно в то же время, когда мы начали снимать фильм, эта история всплыла в национальной прессе. Внезапно появились все эти аккаунты из первых рук, и было много видео и материалов в Сети, которые было ужасно, но в то же время необходимо увидеть.
Это было после выборов?
Да. Это было на ранних этапах президентства Трампа. Вы правы, что указываете период времени, потому что этот кризис стал по-настоящему политическим. Но когда мы приступили к делу, вопрос был почти аполитичным. Это был человеческий кризис.
Вы играете старшего брата в семье, страдающей от зависимости и насилия. Повлиял ли персонаж на вашу личность после того, как закончились съёмки?
Я отец, и я взял на себя много «тёмных» ролей за эти годы. Я стараюсь не «выносить сор из избы» и не приносить с собой домой слишком много ярких и спорных впечатлений, которые дарит работа, потому что такие вещи могут быть очень обременительными и нездоровыми, особенно для маленьких детей. Да и в целом это не про меня. Я стараюсь программировать себя на определённую ситуацию, как можно лучше выполняя свою работу, но в каком-то смысле моя задача заключается в том, чтобы изображать эмоции, связанные с ситуацией, а не жить ими.
Я просто смотрю на вашу страницу IMDb. Похоже, что 2020 год будет для вас особенно значимым благодаря целой плеяде фильмов, выходящих на экраны. Как вы выбираете роли?
Я прочитал много сценариев. На самом деле мне очень нравится читать их, однако в киноиндустрии мало хороших, уникальных работ. Есть сценарии, которые могут удивить с первого взгляда, но как только открывается истина, ты обнаруживаешь очевидный плагиат под видом чего-то нового и увлекательного, и оказывается, что перед глазами подделка. Когда в руки попадается сценарий, в котором на сюжет смотрят свежим взглядом, это поражает меня. И чем больше я читаю, тем меньше прекрасных работ остаётся без внимания.
Есть парень, Дэниел Роби, он написал и снял фильм, который теперь называется «Цель номер один». Раньше он носил название «Интуиция». В первый раз он прислал мне сценарий шесть лет назад. Пока он пытался собрать бюджет для съёмок, он всё время звонил мне и говорил: «О, мы совсем скоро начнем». Я посмотрел этот фильм пару недель назад. Всегда удивительно наблюдать, как такие картины становятся частью чьей-то истории, и для меня это более приятно, чем работа над большой бюджетной штукой, в которую уже включена целевая аудитория. Так что да, я читаю много сценариев, а потом нахожу то, что, по моему мнению, принесёт наибольшее удовлетворение увлечённому человеку.
Сколько сценариев вы читаете?
Я читаю пару сценариев в неделю. Не очень много, но вполне достаточно. К счастью, у меня есть другие люди, которые прочтут их и скажут, если я что-то пропустил.
Вы ведь сейчас в Лондоне, да?
Да, и сегодня я участвовал в процессе ADR (речевого переозвучивания) для «Потерянного рая» (грядущий сериал от Spectrum Originals). Так что я говорил без перерывов последние пять часов, и даже не своими словами. Хорошо, что сейчас я наконец-то использую свои собственные слова. Я уже постепенно забываю, каково это.
Изменился ли кинобизнес с тех пор, как вы оказались в него вовлечены?
Я думаю, что создается много контента, но не всегда легко найти аудиторию. Кроме того, я считаю, что становится всё сложнее собрать вместе самое необходимое, чтобы снять и выпустить небольшой фильм, который будет встречен полными овациями.

Детский голос: Папа!
Харнетт: Извините, моя дочь плачет в комнате.

Ничего страшного! Я продолжу, если вам не нужно идти. Насколько для вас как для актёра важны методы дистрибуции?
Вопрос в мотивации конкретного человека. Его может случайно увидеть только 10 лет спустя какой-нибудь студент в своей комнате в общежитии, просто обновив ленту, а после обсудить его с ровесниками, которые видели его за пять лет до этого. Когда я рос, всё было иначе. Мне нравилось это чувство, когда я выходил из кинотеатра и мог поговорить об этом с кучей совершенно разных людей. Лично мне нравится, когда фильм выходит в кинотеатре, потому что тогда у него появляется непосредственный зритель. Но потом иногда в потоковой сети можно получить много хороших дополнительных материалов, и ещё больше людей увидят его быстрее. Так что я не знаю.
Помню, когда вышел «Пёрл-Харбор», и безумие вокруг него: обложки журналов и всеобщее внимание. Возникало ли ощущение, что все это абсолютно другая реальность?
Знаете, что забавно? Я чувствовал, будто всё это происходило вне моей жизни. Все эти обложки журналов, папарацци и прочее были мне чужды. Я никогда не представлял себя частью богемы. Так что сейчас я слушаю свой внутренний голос, я предпринял важные шаги, чтобы моя жизнь не была под контролем после выхода успешного фильма. Когда я был моложе, для меня было важно понять, кто я, чего я хочу для своей жизни, как преобразовать её, не оберегая себя и семью от пристального внимания. Я сделал всё это, и теперь я чувствую себя комфортно.
Какие шаги вы предприняли?
Я стал уделять больше внимания развитию себя как актёра и делаю всё для того, чтобы не погрязнуть в мире шоу-бизнеса. Как и все, я совершил много ошибок в жизни, но лишь для того, чтобы впоследствии осознать важность саморазвития. Я думаю, мне гораздо комфортней ощущать себя актёром, которому по плечу любая роль.
Я видел интервью, которое вы дали несколько лет назад, где вы говорили об отказе от трех больших ролей — Человека-паука (позже сыгранного Тоби Магуайером), Бэтмена (Кристиан Бейл) и Супермена (Брэндон Рут). Я был немного сбит с толку. Вы действительно прошли прослушивание на все три роли? Или просто не хотели, чтобы вас связывали с персонажем?
Я не отказывался от Человека-паука. Я не знаю, откуда взялась эта информация. Я отказался от Супермена. Но в тот момент похожих предложений было действительно много. Во время деловых встреч с этими режиссёрами все сводилось к одному вопросу: «Тебе это интересно?» Я поговорил с ними о том, что они делают, и в конце концов решил, что эта гонка не для меня. Я выбрал другое направление.
Вы когда-нибудь проходили прослушивание на роль Бэтмена? Или это было просто предложение воплотить образ?
Нет, не было ни прослушивания, ни предложения. Это был разговор с режиссёром (Кристофером Ноланом). Я думаю, дезинформации в Сети достаточно. Стоит только упомянуть один раз, и разгорится пламя. Но я не хочу рассказывать эту историю снова и снова/
Мне интересно создавать искусство, быть частью мирового кинематографа и играть необычные роли. Я также много лет пишу сценарии и хотел бы, чтобы некоторые из этих работ стали чем-то большим. Я не знаю, какое амплуа мне выбрать. Может быть, стану продюсером. Я снял несколько музыкальных клипов и подумал о режиссуре, но я не хочу этого делать до тех пор, пока история, которую я рассказываю, не поглотит меня полностью.
Сколько сценариев вы написали?
Я написал три за последние три года. Есть сценарий 2002 года, который заинтересовал кое-каких режиссёров. Они хотели видеть меня в собственной постановке в качестве актёра, однако я отказался, и всё сошло на нет. Это был скорее эксперимент. Но для меня это стало призывом к дальнейшему действию. А потом, когда у меня появились дети, я взял небольшой перерыв в актёрском мастерстве и начал писать снова. Это было правильным решением.
Вы снялись в сериале Showtime «Страшные сказки». Ждёте ли вы продолжения?
Мне понравились «Страшные сказки». Я считаю, что идея была прекрасно реализована, но ничто не вечно. Кроме того, большая часть людей из команды работала только над полнометражными фильмами, и всем хотелось двигаться дальше.

Ссылка

214

Эксклюзивное интервью Джоша Хартнетта, в его 42-й день рождения + ВИДЕО от ЕТ:  :flag:  :flag:  :flag:

Josh Hartnett Says He's Glad He Took Time to 'Find Myself' After Early Stardom (Exclusive)

https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t997459.jpg

Josh Hartnett is back -- but the truth is, he never went anywhere. "The story is that I'm some recluse or malcontent or something," Hartnett tells ET's Katie Krause. "But I never felt that way... I was never inactive, I was just doing other things."

Hartnett burst on the scene in the late '90s as a teen heartthrob and then bonafide leading man in films like Pearl Harbor, O, and Black Hawk Down. But after a few years, he explains, he took a step back from the blockbusters to reassess what kinds of parts he really wanted to be playing.

"I think when I was younger, I was fighting against a concept I had of myself within the industry, and I didn't feel like the movies that I wanted to do I was being offered -- and then the movies that I was being offered, I couldn't do those either because I wanted to maintain my integrity."

"So I started to produce my own films and I did smaller independent projects," he adds. "People took that as me throwing away a career or something, but it wasn't that at all, in my opinion. It was me just sort of finding myself."

Now 41, Hartnett says he's proud of the time he took to find his voice and make his own decisions, "trying to make something of myself that wasn't just set up for me."

"I did take some time off, but I mostly took some time off to do other things, like raise my children," he adds. "I started to write a lot. I wrote a few scripts, wrote a few short music videos, and started producing."
"My relationship with Hollywood is what it has always been -- just me doing the thing that I want to do and try to make sure that I can do it. It's difficult to make movies in this industry if you're trying to make personal films. Luckily, I have been able to come in contact, especially recently, with a lot of filmmakers and people that are on board with hiring me to play the kind of roles I want to play. So I've been kind of lucky these days."

One of his most recent projects is Daniel Roby's Most Wanted, a crime thriller about the real-life story of a drug addict from Quebec who spent eight years in a Thai prison in the 1980s after he was set up in an espionage plot by the Canadian Security Intelligence Service.

"I'm from Minnesota, I'm from basically Canada, and I never heard anything about this," Hartnett says of the story. "This is such an interesting story of corruption and an obviously horrible thing that a young man went through. It just didn't crack into the news in the States at all. I was amazed at that, but then I met with the director and his passion for it was was so evident and he's so full of energy."

In the film, Hartnett stars as Canadian journalist Victor Malarek, who is tasked with investigating the complicated story, and the actor was able to meet with his real-life counterpart in preparation for the role.

"I flew up to Toronto and Victor showed me around all his old haunts," he recalls. "He showed me his old desk at the Globe and Mail, he showed me a bunch of people that he used to work with, and brought me to his old house and showed me pictures of his kids. That really gave me a sense of who he was at this point of his life, and I was just about to have my first child, and was just immediately like, 'I have to play this guy.'"

That sense of in-person connection meant he took extra care with the role. "I've played a few real-life people, and that pressure is there because you want to be-- It's twofold: You want to be good to the person you're playing, but you don't want to be too good. You want to be honest," he admits.

Hartnett says he received a "nice little note" from Malarek after he watched the film, but jokes, "We'll see what he thinks for real in his next book."
For now, the actor is prepping for his next project -- a Raoul Peck miniseries for HBO -- in Paris, and enjoying family time with his partner, Tamsin Egerton, and their three kids. "We're juggling a lot," he notes of life with three young children during quarantine, adding that he's appreciative of the fact that all of his kids are still too young for the stricter curriculum of home-schooling. "I feel lucky that we're able to just sort of enjoy our time together and not force them into these situations that are going to make the family dynamic sort of fall apart," he laughs.

And while his kids are still too young to appreciate most of his onscreen work, Hartnett admits he still has a soft spot for Pearl Harbor, which celebrates its 20th anniversary next year.

"What I loved about making the film is, we were in Hawaii making a historical, epic romance, and my grandfather and my great uncles were all World War II and I came fully prepared with all their letters and had all this sort of research into the time period," he recalls. "And then Michael Bay basically told me, 'What? Why are we talking about that? Go over here and run away from the explosion. Say your lines, dammit!' It was just, it was a different experience than what I expected it to be."

"I was young and naive, and now I get it a little bit more," he adds, though he admits being young and shooting in Hawaii wasn't a bad time at all. "We had a great time making the film. We were extraordinarily lucky making that film... All the actors were great, and yeah, I mean, it was an epic experience for sure."

Most Wanted is in theaters and on demand starting July 24.

__________________________________________________________________________________________________

перевод электронный

Джош Хартнетт говорит, что рад, что нашел время, чтобы «найти себя» после ранней славы (эксклюзив)

Джош Хартнетт вернулся - но правда в том, что он никуда не ходил. «История в том, что я отшельник, недовольный или что-то в этом роде», - рассказывает Хартнетт Кэти Краузе из ET. «Но я никогда так не чувствовал ... Я никогда не был бездействующим, я просто занимался другими делами».

Хартнетт вспыхнул на сцене в конце 90-х, будучи подростком-сердцеедом, а затем добросовестным лидером в таких фильмах, как «Перл-Харбор», «О» и «Черный ястреб». Но через несколько лет, объясняет он, он отступил от блокбастеров, чтобы пересмотреть, какие роли он действительно хотел сыграть.

«Я думаю, что когда я был моложе, я боролся с представлением о себе в отрасли, и я не чувствовал, что фильмы, которые я хотел сделать, мне предлагали, а потом фильмы, которые я делал. предложили, я тоже не мог этого сделать, потому что хотел сохранить свою целостность ".

«Таким образом, я начал снимать свои собственные фильмы и занимался небольшими независимыми проектами», - добавляет он. «Люди воспринимали это как то, что я бросил карьеру или что-то в этом роде, но, на мой взгляд, это было совсем не так.

Сейчас 41-летний Хартнетт говорит, что гордится тем, что потратил время, чтобы найти свой голос и принять собственное решение, «пытаясь сделать что-то из себя, что было не просто для меня».

«У меня был некоторый перерыв, но в основном у меня был перерыв, чтобы заняться другими делами, такими как воспитание детей», - добавляет он. «Я начал много писать. Я написал несколько сценариев, написал несколько коротких музыкальных клипов и начал продюсировать».
«Мои отношения с Голливудом - это то, что было всегда - только я делаю то, что хочу, и стараюсь быть уверенным, что смогу это сделать. Трудно снимать фильмы в этой отрасли, если вы пытаетесь сделать что-то личное фильмы. К счастью, мне удалось войти в контакт, особенно в последнее время, со многими режиссерами и людьми, которые находятся на борту с тем, чтобы нанять меня, чтобы сыграть ту роль, которую я хочу сыграть. дней «.

Один из его последних проектов - «Самый разыскиваемый» Даниэля Роби, криминальный триллер о реальной истории наркомана из Квебека, который провел восемь лет в тайской тюрьме в 1980-х годах после того, как канадец устроил его в шпионском заговоре. Служба безопасности разведки.

«Я из Миннесоты, я из Канады, и я никогда ничего об этом не слышал», - рассказывает Хартнетт. «Это такая интересная история о коррупции и, очевидно, ужасная вещь, через которую прошел молодой человек. Она просто не попала в новости в Штатах. Я была поражена этим, но потом я встретилась с директором и его страсть к этому была так очевидна, и он полон энергии ".

В фильме Хартнетт снимается в роли канадского журналиста Виктора Маларека, которому поручено расследовать сложную историю, и актер смог встретиться со своим реальным коллегой в рамках подготовки к роли.

«Я прилетел в Торонто, и Виктор показал мне все свои старые прибежища», - вспоминает он. «Он показал мне свой старый стол в Globe and Mail, он показал мне кучу людей, с которыми он работал, привел меня в свой старый дом и показал мне фотографии своих детей. Это действительно дало мне ощущение того, кто он был на этом этапе своей жизни, и я как раз собирался завести моего первого ребенка и сразу же сказал: «Я должен сыграть этого парня».

Это чувство личной связи означало, что он проявил особую осторожность с ролью. «Я играл нескольких реальных людей, и это давление вызвано тем, что ты хочешь ... Это двояко: ты хочешь быть хорошим с человеком, которого играешь, но ты не хочешь быть слишком хорошим «Хочешь быть честным», - признается он.

Хартнетт говорит, что получил «миленькую записку» от Маларека после просмотра фильма, но шутит: «Мы увидим, что он думает по-настоящему в его следующей книге».
На данный момент актер готовится к своему следующему проекту - мини-сериалу Рауля Пека для HBO - в Париже и наслаждается семейным отдыхом со своим партнером Тэмсином Эгертоном и их тремя детьми. «Мы много жонглируем», - отмечает он во время карантина с тремя маленькими детьми, добавляя, что он благодарен за тот факт, что все его дети еще слишком малы для более строгой программы домашнего обучения. «Мне повезло, что мы можем просто приятно проводить время вместе, а не заставлять их попадать в такие ситуации, которые заставляют семью динамически разваливаться», - смеется он.

И хотя его дети еще слишком малы, чтобы оценить большую часть его экранной работы, Хартнетт признает, что у него все еще слабое место для Перл-Харбора, который в следующем году отмечает 20-летие.

«Что мне понравилось в создании фильма, так это то, что мы на Гавайях снимали исторический, эпический роман, а мой дедушка и мои великие дяди были Второй мировой войной, и я полностью подготовился со всеми их письмами и провел все эти исследования период времени ", вспоминает он. «А потом Майкл Бэй в основном сказал мне:« Что? Почему мы говорим об этом? Иди сюда и убеги от взрыва. Скажи свои слова, черт возьми! » Это был просто опыт, отличный от того, что я ожидал ».

«Я был молод и наивен, и теперь у меня это получается немного больше», - добавляет он, хотя признает, что молод и снимать на Гавайях совсем не было плохим временем. «Мы прекрасно провели время, снимая фильм. Нам чрезвычайно повезло в создании этого фильма ... Все актеры были великолепны, и да, я имею в виду, это был эпический опыт наверняка».

Most Wanted находится в кинотеатрах и по запросу, начиная с 24 июля.

215

Интервью Джоша Хартнетта для The Film Stage, журналист Dan Mecca  :flag:

Josh Hartnett on Becoming the Character Actor He Always Tried to Be

After a stratospheric rise to stardom in the late ‘90s and early 2000s, Josh Hartnett settled down. Since then, much has been made of his escape from Hollywood and the roles he was allegedly offered and turned down. Much less has been made of the good work he did in smaller fare around that same time. Films like Paul McGuigan’s Wicker Park, Rod Lurie’s Resurrecting The Champ, and Austin Chick’s August come to mind––all underrated pictures that deserve a larger audience.

Over a decade later, Hartnett, now 42 years old (as of today, in fact), is more versatile than ever before. Following an impressive three-season run on the Showtime series Penny Dreadful and a slew of smaller films of wide-ranging genres, he now plays real-life journalist Victor Malarek in Daniel Roby’s Most Wanted. The film, arriving digitally this week, is based on the story of Alain Olivier and his illegal arrest in Thailand in the late 1980s. Hartnett’s character is crucial in exposing the corruption at the center of the law enforcement involved in the arrest, putting himself and his family in harm’s way as he digs deeper and deeper. 

The Film Stage spoke to Hartnett about his latest performance, the benefits of portraying a real-life reporter, his journey to becoming a bonafide character actor, and some hidden gems in his career that are worth checking out.

The Film Stage: It’s been a busy year for you. You had Inherit The Viper in January and the television show [Paradise Lost on Spectrum] a few months back, now Most Wanted. These are all very different roles, very different characters. It has been exciting watching your career become both lead roles and character actor performances. What’s that journey been like?

Josh Hartnett: Yeah, I guess… it’s been something I’ve tried to do throughout my career but it’s only now starting to take hold in the way that I’m being perceived in the industry. Directors are sending me more and more characters of different types. For a long time it was a struggle to find roles like this. Even though I started [out choosing] anything that was different from the mainstream-type, leading roles––I started in independent films with roles that were more character-y. So it’s been in my career the whole time, though it’s only just starting to be viewed that way. But it’s fun for me to jump around and work with passionate directors on pieces that they’re really passionate about and they’ve been allowing me to create different types of characters.

It’s interesting you bring up indie movies from earlier on in your career. Watching Most Wanted, in which you play an investigative reporter, it did remind me of Resurrecting The Champ, an underrated movie you made over a decade ago, which has a journalistic aspect to it as well. Although they’re very different roles, when you revisit the same space as an actor do you reflect on maybe what’s changed in your process or what you’ve learned along the way?

Oh, everything is different now in the way that I approach characters than it was twelve years ago. As a young actor, I relied a lot on instinct and the research that I did was a lot of reading and a lot of getting to know people surrounding either the profession the character was in or the event that the character was going through. But it was all basically built in through my own experience and I was young, you know? I didn’t have that much experience yet! And as I’ve gotten more mature I have found that my own instincts for a character are sometimes not as interesting as I’d like the character to be. And I have become much more methodical in my approach and break characters down in a different way than I did before. The signatures will still be there for every actor. You are in your body, you can’t change that. But it definitely is a different approach for me.

In Most Wanted you’re playing a real-life person. How much of that in your preparation are you considering? It’s obviously not an imitation, right? But how much of that are you taking into your day-to-day?

A lot actually, because Victor [Malarek] was so available to me before the production and he was one of the big reasons why I wanted to do the film to begin with. I met with Daniel [Roby], the director, not long after he sent me the script and he told me why he thought I’d be good for it, but I was certain that there was more to it, because he was such a passionate guy. So obviously well-read on this subject and many subjects. And I felt like he had written something that was a distillation of a lot of events that he’d come across. But I wanted to know more about what this character was actually like at home, and luckily enough, he was like, ‘Well, why don’t you come up to Toronto and meet Victor?’ And so, I flew up––I was living in New York at the time – and we spent the day together. Victor showed me around The Globe and Mail [in Toronto]. I was able to meet former colleagues who had great stories about him. He took me to his old hangouts. We had lunch at his old favorite sandwich shop and I was able to talk to the owner of [the shop] about him. Then he took me to his house and I was able to meet his family.

And I started to view the character, not just as what I could learn on the page or what I could research, but he was fully three-dimensional standing in front of me. So my job was to square that idea of who he is with who he is on the page. And Daniel was dead-on in creating a really nice conflict because this was a time in Victor’s life where he was forced to think about something. He was always thinking about someone outside of himself, but he was compelled to do it. It was a calling, and he viewed himself as this crusader journalist and someone who would stop at nothing and feared nothing and all this stuff. But underneath that bravado was this actual fear. And the fear was that he would lose his family, that he would end up in a situation where they would be in harm’s way, but he didn’t recognize that yet. So he comes face-to-face with that in the first few minutes of the film. And I liked that this character has, for the first time in a long time, self-doubt about where he’s at and his place in the world, even though he’s in the middle of this very important story.

Definitely, there are a lot of different elements that work to make the character feel fully formed. It’s an unfortunately serendipitous, provocative time for this movie to come out, with everything going on in the world. It feels like the right time in the sense that it’s a movie about the idea of law enforcement and the potential abuses that can lend itself in that scenario.

Well, I will say that it’s sad that this event that took place in 1989 had as much relevance to Daniel when he picked it up in 2006, as it has to us now in 2020. Things just aren’t changing. What can you say about that? It’s why I think that this film, why I originally thought that this film, was so important to tell at the time that I first read it, which was five years ago. [It’s about] people who are speaking truth, journalists who are doing the research, and are working for an accredited newspaper, and are speaking to experts, and are creating full-fledged stories full of facts and are being undermined by people who are conspiracy theorists and quacks on the internet. That dilemma has been happening for such a long time and I felt like that was one reason why this was an important story to tell. And it’s only gotten worse, obviously, with the current administration and everything. So it’s unfortunate that it is such a universal issue and that it’s still happening now. It definitely is. I think it’s even more highlighted now, as you said.
https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t63809.jpg

A movie like this, there’s obviously a lot of passion behind it, and it’s not the smallest movie but it’s not a blockbuster either. And, honestly, this question is an excuse to highlight August, which is a movie that I love from 2008. Are there any other small movies of yours that you would recommend? These kinds of movies that, like you say, you’ve been making for a long time. Even something like Stuck Between Stations. Standouts that you would say, “Hey, if you like Josh Hartnett, there’s this movie you might not know about…”

Hey, I really appreciate you, first of all, having seen August and then liking it because that was another labor of love. These projects, nobody’s doing them to make a living, really. We all go and everybody takes time and effort and works as groups to make something that wouldn’t exist if we didn’t take that time and effort. And so, this film was small and it was not as small as August, and definitely not as small as Stuck Between Stations, but small enough to be able to pull off an international production with three intertwining storylines and it was originally a 180-page script. A very complex piece of material. You know, Daniel really outdid himself pulling this together. And I know he had to give up his fees and it took a lot of sacrifice, on his part, to make this work. I’m super proud of the work that he did. And it’s the same thing with August [and director] Austin Chick.

And I always felt this way, and I’m feeling it more and more every day, that the most important part of my job is finding passionate filmmakers who are working on a project that they really feel strongly about. And that was Austin for August. And he brought me right along into that world and it had the weirdest circumstances of release. And it was similar to what happened with this movie O that I did where we shot O and then Columbine happened and the movie had to be delayed for a long time. Because no one wanted to see that situation that takes place in our film. And August was the same thing. We shot the film and then the crash of 2008 happened and our film was about the dot-com crash in New York a few years previous. So it happened at a time that’s serendipitous, and this film is sort of happening that way too. It’s bizarre. It was in the air or something.

Yeah. It’s true. That’s interesting, actually.

So the answer to your question is, recently, I think, Oh, Lucy! is one that I really loved that I’ve made recently. I felt very lucky that Atsuko [Hirayanagi] came to me at the beginning because I don’t know why she came to me. No one comes to me to make comedies. And now, more so I’m getting more comedies, which I’m excited about, but it was not something that was coming my way. And it was such a compelling film and she’s such a tremendous filmmaker. And there have been a few peppered in there over the years. So there’s some sad cases too, like Mozart and the Whale, which was a fantastic Norwegian director named Petter Næss, his English-language debut, and it was such a great film shoot. The film itself was really well-made. And then, the producers of it took it away from him and re-edited it and put on a crappy soundtrack and made it into something that it just wasn’t in its DNA. And that happened with a couple of other films of mine. A movie called I Come With The Rain, that Tran Anh Hung directed. Same thing, that was literally taken away from him in court by the producers. And they edited something together that didn’t work. So you run a risk when you make independent films that there will be some bad actor who you don’t know is in the wings waiting to…

To manipulate it.

…yeah, manipulate it. But sometimes it really works out, like in this case, which I’m very proud of.

Well, hey, hopefully a couple of people seek out August and Oh Lucy! from this interview because those are worthwhile endeavors. I’ll end with just, what’s next for you? Obviously it’s a weird time for a “what’s next” question with everything going on.

Yeah, I finished a Guy Ritchie movie this [past] winter just before lockdown and it was such a great experience working with him. He works in a very independent fashion. He rewrites the dialogue on a moment-to-moment basis in order to shoot what his filter is saying that day is going to be funniest. That was wild because I have no idea what my character is going to be like in the final edit because only he knows what that movie is going to be like.

And then, I went to do this Raoul Peck, his next film after I Am Not Your Negro. And he has directed a documentary, it’s four-and-a-half hours long, and in it, he’s putting these narrative pieces and I’m the guy who’s in those narrative pieces. And we were just about to start filming into the Dominican Republic when we were sent home because they were going to close the borders. And then, we’ve spent four months in lockdown, and literally yesterday we were allowed to come to Paris to start back up but we’re only are shooting for a short time. Everybody’s isolating and doing the right thing and all the departments are isolated from each other, and we’ve all taken our tests. We’re going to try to finish it now, and so it could be out there because it’s a very important and timely piece as well. It’s about the history of Western genocide and filtered through Raoul’s personal perspective. So that’s what I’m doing right now.

Most Wanted arrives digitally on Friday, July 24.

Ссылка

___________________________________________________________________________________________________

Джош Хартнетт о том, как стать актером персонажа, которым он всегда старался быть

После стратосферного подъема к славе в конце 90-х и начале 2000-х Джош Хартнетт успокоился. С тех пор многое было сделано из его побега из Голливуда и ролей, которые ему якобы предложили и отказали. Гораздо меньше было сделано из-за хорошей работы, которую он проделал за меньшую плату в то же время. Вспоминаются такие фильмы, как « Wicker Park» Пола Макгигана , « Воскресение чемпиона» Рода Лурье и « Август» Остина Чика - все недооцененные картины, которые заслуживают большей аудитории.

Спустя десятилетие Хартнетт, которому сейчас 42 года (на сегодняшний день фактически), стал более универсальным, чем когда-либо прежде. После впечатляющего трехсезонного показа сериала « Пенни ужасный Пенни» и множества небольших фильмов самых разных жанров он играет настоящего журналиста Виктора Маларека в фильме Даниэля Роби « Разыскивается» . Фильм, поступающий в цифровом виде на этой неделе, основан на истории Алена Оливье и его незаконного ареста в Таиланде в конце 1980-х годов. Характер Хартнетта имеет решающее значение в разоблачении коррупции в центре правоохранительных органов, связанных с арестом, подвергая себя и свою семью опасности, когда он копает все глубже и глубже. 

Сцена фильма рассказывала Хартнетту о его последнем спектакле, о преимуществах изображения реального репортера, его пути к тому, чтобы стать добросовестным актером, и о некоторых скрытых жемчужинах в его карьере, которые стоит проверить.

Киностудия. Это был напряженный год для вас. У вас был Inherit The Viper в январе и телевизионное шоу [ Paradise Lost on Spectrum] несколько месяцев назад, теперь Most Wanted . Это все разные роли, разные персонажи. Было захватывающе наблюдать, как твоя карьера превращается в главные роли и в представлениях актеров. На что было похоже это путешествие?

Джош Хартнетт: Да, я думаю ... я пытался делать это на протяжении всей своей карьеры, но только сейчас начинаю понимать, как меня воспринимают в индустрии. Режиссеры присылают мне все больше и больше персонажей разных типов. Долгое время было сложно найти такие роли. Несмотря на то, что я начал [выбирать] все, что отличалось от основного, ведущих ролей - я начал сниматься в независимых фильмах с более характерными ролями. Так что это было в моей карьере все время, хотя это только начинает рассматриваться таким образом. Но мне весело прыгать и работать со страстными режиссерами над пьесами, которыми они действительно увлечены и которые позволяют мне создавать персонажей разных типов.

Интересно, что вы воспитывали инди-фильмы с самого начала своей карьеры. Просмотр « Most Wanted» , в котором вы играете репортера-расследователя, напоминает мне « Воскрешение чемпиона» , недооцененный фильм, снятый вами более десяти лет назад, в котором также есть журналистский аспект. Хотя они очень разные роли, когда вы возвращаетесь в то же пространство, что и актер, вы задумываетесь, может быть, что изменилось в вашем процессе или чему вы научились за это время?

О, теперь все в том, как я подхожу к персонажам, отличается от того, что было двенадцать лет назад. Будучи молодым актером, я много полагался на инстинкт, и исследование, которое я проводил, было большим чтением и большим знакомством с людьми, относящимися либо к профессии, которой занимался персонаж, либо к событию, через которое проходил персонаж. Но все это было основано на моем собственном опыте, и я был молод, понимаете? У меня еще не было такого большого опыта! И по мере того, как я становлюсь более зрелым, я обнаружил, что мои собственные инстинкты для персонажа иногда не так интересны, как хотелось бы персонажу. И я стал намного более методичным в своем подходе и расставляю персонажей по-другому, чем я делал раньше. Подписи все еще будут там для каждого актера. Вы в своемтело, вы не можете это изменить. Но это определенно другой подход для меня.
В Most Wanted вы играете в реальной жизни человека. Как много из этого вы готовите? Это явно не имитация, верно? Но сколько из этого вы берете на себя изо дня в день?

На самом деле, очень много, потому что Виктор [Маларек] был так доступен мне до постановки, и он был одной из главных причин, по которым я хотел начать этот фильм. Я встретился с Дэниелом [Роби], режиссером, вскоре после того, как он прислал мне сценарий, и он сказал мне, почему, по его мнению, я подхожу для этого, но я был уверен, что это еще не все, потому что он был таким страстный парень. Так что, очевидно, начитанный на эту тему и многие предметы. И я чувствовал, что он написал что-то, что было перегонкой многих событий, с которыми он столкнулся. Но я хотел узнать больше о том, каким был этот персонаж на самом деле дома, и, к счастью, он сказал: «Ну, почему бы тебе не приехать в Торонто и не встретить Виктора?» Итак, я прилетел - я тогда жил в Нью-Йорке - и мы провели день вместе. Виктор показал мне «Глобус и почта» в Торонто. Мне удалось встретиться с бывшими коллегами, которые рассказывали о нем замечательные истории. Он привел меня к своим старым тусовкам. Мы пообедали в его старом любимом магазине сэндвичей, и я смог поговорить о нем с владельцем магазина. Затем он отвел меня к себе домой, и я смог встретиться с его семьей.

И я начал рассматривать персонажа, не только то, что я мог узнать на странице или что я мог исследовать, но он был полностью трехмерным, стоящим передо мной. Таким образом, моя работа заключалась в том, чтобы оправдать эту идею о том, кто он, с кем он есть на странице. И Даниэль был в упор в создании действительно хорошего конфликта, потому что это было время в жизни Виктора, когда он был вынужден думать о чем-то. Он всегда думал о ком-то вне себя, но он был вынужден это сделать. Это было призвание, и он считал себя этим журналистом-крестоносцем и тем, кто не остановится ни перед чем и ничего не боится и всего этого. Но под этой бравадой был настоящий страх. И страх состоял в том, что он потеряет свою семью, что он окажется в ситуации, когда им будет угрожать опасность, но он еще этого не осознавал. Таким образом, он сталкивается с этим в первые несколько минут фильма. И мне понравилось, что у этого персонажа впервые за долгое время неуверенность в том, где он находится и какое место в мире, хотя он находится в середине этой очень важной истории.

Определенно, есть много разных элементов, которые работают, чтобы персонаж чувствовал себя полностью сформированным. Это, к сожалению, случайное , провокационное время для выхода этого фильма, когда все происходит в мире. Похоже, что настало время в том смысле, что это фильм об идее правоохранительных органов и потенциальных злоупотреблениях, которые могут подойти в этом сценарии.

Ну, я скажу, что грустно, что это событие, которое произошло в 1989 году, имело такое же значение для Даниэля, когда он поднял его в 2006 году, как и для нас сейчас в 2020 году. Вещи просто не меняются. Что вы можете сказать по этому поводу? Вот почему я думаю, что этот фильм, почему я изначально думал, что этот фильм, было так важно рассказать в то время, когда я впервые прочитал его, что было пять лет назад. [Это касается] людей, которые говорят правду, журналистов, которые проводят исследования, работают в аккредитованной газете, разговаривают с экспертами и создают полноценные истории, полные фактов, которые подрываются заговорщиками теоретики и шарлатаны в интернете. Эта дилемма происходила в течение столь длительного времени, и я чувствовал, что это было одной из причин, почему это была важная история, чтобы рассказать. И это только стало хуже, очевидно, с нынешней администрацией и все. Так что, к сожалению, это такая универсальная проблема, и она все еще происходит сейчас. Это определенно так. Я думаю, что теперь это еще более подчеркнуто, как вы сказали.
Подобный фильм, очевидно, за этим стоит большая страсть, и это не самый маленький фильм, но и не блокбастер. И, честно говоря, этот вопрос является поводом для освещения августовского фильма, который я люблю с 2008 года. Есть ли еще какие-нибудь ваши маленькие фильмы, которые вы бы порекомендовали? Такие фильмы, которые, как вы говорите, вы снимали в течение долгого времени. Даже что-то вроде застрял между станциями . Выдающиеся, которые вы скажете: «Эй, если тебе нравится Джош Хартнетт, есть этот фильм, о котором ты можешь не знать…»

Эй, я действительно ценю тебя, прежде всего, увидев Август, а потом полюбив его, потому что это был еще один труд любви. Эти проекты, никто не делает их, чтобы зарабатывать на жизнь, на самом деле. Мы все уходим, и каждый тратит время и силы и работает как группа, чтобы создать то, чего не было бы, если бы мы не потратили это время и силы. Итак, этот фильм был маленьким, и он был не таким маленьким, как август , и определенно не таким маленьким, как застрял между станциями., но достаточно маленький, чтобы иметь возможность осуществить международное производство с тремя переплетающимися сюжетными линиями, и первоначально это был сценарий на 180 страниц. Очень сложный кусок материала. Знаешь, Дэниел действительно превзошел самого себя, собрав все это. И я знаю, что он должен был отказаться от своих гонораров, и ему потребовалось немало жертв, чтобы сделать эту работу. Я очень горжусь работой, которую он сделал. И то же самое с Августом [и режиссером] Остином Чиком.

И я всегда чувствовал это, и с каждым днем ​​я чувствую все больше и больше, что наиболее важной частью моей работы является поиск страстных режиссеров, которые работают над проектом, к которому они действительно сильно относятся. И это был Остин на август . И он привел меня прямо в тот мир, и у него были самые странные обстоятельства освобождения. И это было похоже на то, что случилось с этим фильмом « О», когда я снялся там, где мы снимали « О», а потом произошло «Коломбайн», и фильм пришлось долго откладывать. Потому что никто не хотел видеть ту ситуацию, которая происходит в нашем фильме. И августбыло то же самое. Мы сняли фильм, а затем произошел крах 2008 года, и наш фильм был о крахе доткомов в Нью-Йорке несколькими годами ранее. Так случилось в счастливое время, и этот фильм тоже происходит таким образом. Это странно. Это было в воздухе или что-то.

Да. Это так. Это интересно, на самом деле.

Итак, ответ на ваш вопрос, недавно, я думаю, о Люси! это то, что я действительно любил, что я сделал недавно. Мне очень повезло, что Ацуко [Хираянаги] пришла ко мне в начале, потому что я не знаю, почему она пришла ко мне. Никто не приходит ко мне, чтобы делать комедии. И теперь, тем более, я получаю больше комедий, которые мне очень нравятся, но это было не то, что мне подходило. И это был такой убедительный фильм, и она такой потрясающий режиссер. И там было несколько заправленных там за эти годы. Так что есть и несколько печальных случаев, таких как Моцарт и КитЭто был фантастический норвежский режиссер по имени Петтер Носс, его дебют на английском языке, и это была такая великолепная киносъемка. Сам фильм был действительно хорошо сделан. И затем, продюсеры забрали его у него, отредактировали, записали дерьмовый саундтрек и превратили его в то, чего просто не было в его ДНК. И это случилось с парой других моих фильмов. Фильм под названием « Я иду с дождем» , который снял Тран Ань Хунг. То же самое, что буквально отняли у него в суде продюсеры. И они вместе отредактировали что-то, что не сработало. Таким образом, вы рискуете, когда снимаете независимые фильмы, что там будет какой-то плохой актер, которого вы не знаете, который ждет своего часа…

Чтобы манипулировать этим.

... да, манипулируй этим. Но иногда это действительно срабатывает, как в этом случае, которым я очень горжусь.

Ну, эй, надеюсь, пара людей разыскивает Августа и О Люси! из этого интервью, потому что это стоит усилий. Я закончу просто, что дальше для вас? Очевидно, это странное время для вопроса «что дальше», когда все происходит.

Да, я закончил фильм Гая Ричи этой [прошлой] зимой незадолго до блокировки, и с ним было очень здорово работать. Он работает очень независимым образом. Он переписывает диалог на мгновение, чтобы снять то, что его фильтр говорит, что день будет самым смешным. Это было дико, потому что я понятия не имею, каким будет мой персонаж в финальном редакторе, потому что только он знает, каким будет этот фильм.

И затем, я пошел, чтобы сделать этого Рауля Пека, его следующий фильм после того, как я не твой негр, И он снял документальный фильм, он длится четыре с половиной часа, и в него он помещает эти повествовательные части, а я - парень, который участвует в этих повествовательных пьесах. И мы как раз собирались начать съемку в Доминиканской Республике, когда нас отправили домой, потому что они собирались закрыть границы. А потом мы провели четыре месяца взаперти, и буквально вчера нам разрешили приехать в Париж, чтобы вернуться обратно, но мы стреляем только на короткое время. Все изолируют и делают правильные вещи, и все отделы изолированы друг от друга, и мы все взяли наши тесты. Мы попытаемся закончить это сейчас, и поэтому оно может быть там, потому что это очень важная и своевременная часть. Он об истории западного геноцида и отфильтрован через личную точку зрения Рауля. Вот чем я сейчас занимаюсь.

Most Wanted прибывает в цифровом виде в пятницу, 24 июля.

216

Интервью для THE Guardian!  :flag:
Interview
Josh Hartnett: 'People genuinely thought I'd been thrust on them'

Ryan Gilbey

Twenty years ago he was one of the world’s hottest young actors, before he retreated – and ended up in Surrey. He explains why he had to leave Hollywood – and what he knew about Harvey Weinstein
Fri 23 Oct 2020 06.00 BST

https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t711796.jpg

Josh Hartnett is sitting at home in Surrey, thinking about the time he was asked to play Superman. “I had this idea that because he lives in this world where he can’t touch anything without it flying across the room, he has become almost afraid of himself and his own power. He doesn’t know how to be Superman any more. He’s so afraid, he has become almost neutered by the experience of living on Earth, where he can blow things up just by looking at them.”

The studio demurred – “They didn’t really want a fear-based character at the centre of their movie,” he says wryly – and Hartnett walked away. But his Superman concept now feels like a metaphor for what was happening at the time in his own life, as he became increasingly overwhelmed, even horrified, by his status and the hysteria that surrounded it. Twenty years ago, the hottest young male actors in Hollywood were Leonardo DiCaprio, Will Smith, Matt Damon, Ben Affleck – and Hartnett. Michael Bay, who directed him in Pearl Harbor, put it bluntly: “He’s going to be fucking huge.” The actor grimaces at the mention of that. “Huge was never something I aspired to,” he says.

Back then, he seemed like a pretty kid who had got in over his head. Now 42, he has acquired the squinting, quizzical handsomeness of Richard Gere. He and his wife, the British actor Tamsin Egerton, moved to Surrey with their two young children to be closer to her parents, he explains. “And then, of course, coronavirus ...” In other words, they’re not going anywhere. So he has time to talk and a new film to talk about: the factually based thriller Target Number One, which is better than any of its plucked-from-a-hat titles (it has also been known as Gut Instinct and Most Wanted) might suggest.
This is partly due to the dazzling Antoine Olivier Pilon, star of Xavier Dolan’s psychodrama Mommy. He plays a real-life petty drug dealer who was sentenced to life in a Thai jail after being set up by Canadian police. Hartnett is solid in the less showy, meat-and-potatoes role of the journalist Victor Malarek, who fought to expose the truth. In this capacity, he gets to perform the time-honoured All the President’s Men routine of storming into his editor’s office, tossing a newspaper on the desk and demanding to know where the hell his story is.

Hartnett does his homework. On The Virgin Suicides, it wasn’t enough to play what the director Sofia Coppola had written; he also raked over his character, a dreamy high-school stud, with Jeffrey Eugenides, who wrote the original novel. On Brian De Palma’s film noir The Black Dahlia, Hartnett trained as a boxer for several months, simply because his character, a cop, used to be one. Naturally he met with the real Malarek before playing him. Why? “I wanted to see if he was full of shit.”

Malarek, he explains, has been accused by his critics of putting himself at the forefront of his own stories. “Ultimately, Victor is a humble man, but he does think of himself as someone who stands up for people in vulnerable positions. He likes to insert himself into a situation, though in my opinion what he’s really doing is putting himself in the line of fire. In a way, he almost downplays his own contribution.” Malarek has said that he had no idea who Hartnett was. As someone who has spent the last 15 years or so running from fame, this must have pleased him. “I didn’t assume he’d know me,” he says. “My interest in going to meet him was not to have flowers laid at my feet.” So he didn’t take along a signed Pearl Harbor poster? “I should have done. That would have been a great introduction. ‘Hi, I used to be somebody …’”

Quite. At the end of the 90s, Hartnett was everywhere. He starred in back-to-back horror hits – the aliens-in-high-school romp The Faculty and the sequel-cum-reboot Halloween H20 – and resembled a walking shampoo commercial in The Virgin Suicides, where he sashayed in slow-motion to the sound of Magic Man by Heart.

“It’s a little bit heartbreaking to see all that time has passed,” he says. “I was a child. I was 19. The Virgin Suicides felt like a group of friends all pulling together. I think I’m still looking for that experience whenever I make a film.”
The Virgin Suicides at 20: Sofia Coppola's debut continues to haunt
Read more

The Faculty and Halloween H20 were produced by Dimension, the horror arm of Miramax, making Hartnett part of the Weinstein brothers’ stable of talent. “I was a kid who they felt they should invest in, but I didn’t spend a ton of time with them,” he says. “We had a sort of antagonistic relationship because the contract I signed for those first two films guaranteed me to be a part of, like, five more or something. They’re called contract extensions. I was told at the time that nobody ever uses them, but then I guess I became popular and they decided to, um, exercise that right. What they did a few times was to jump on other projects I was working on already and become co-producers.” These included O a modern-day Othello with Hartnett impressively coiled as the Iago figure, and the comic thriller Lucky Number Slevin, in which he seemed to be poking fun at his own image by spending the first half-hour scampering around in nothing but a towel.

He shifts uneasily when I ask whether he was surprised by the revelations about Harvey Weinstein. “There are all sorts of rumours about guys like that which permeate the business and you think, ‘That’s awful.’ The casting couch was a thing people joked about when I was first in the industry, so it was an open secret that this business is a little bit fucked up.”

When he was offered Pearl Harbor, his instinct was to turn it down. “I didn’t necessarily want things to change that much,” he says. “I was happy with the amount of fame I had and the types of roles I was getting. At the same time, I asked myself: ‘Am I just afraid that by doing Pearl Harbor, I’m going to enter a new category of film-making that I might not be ready for?’ I ultimately chose to do it because turning it down would’ve been based on fear. Then it defined me, which means I was right to fear it.”

His co-stars didn’t have it easy either. Kate Beckinsale was told to work out (“I just didn’t understand why a 1940s nurse would do that,” she said) while Affleck was ordered to get new teeth. “Well, they are great teeth,” Hartnett says. “I was asked to work out, too. But you know, I could have used it. I was 165lb wet. I was a really skinny kid.”

As well as his own misgivings about the project, there was the heightened press attention, including a splashy Vanity Fair interview with him from the set of Ridley Scott’s Black Hawk Down. “Oh, that was an awful piece,” he shudders. “Was there even a quote from me in it, or was it just everyone talking about how hot I was? People got a chip on their shoulder about me after that. They genuinely thought I’d been thrust on them. It was a very weird time.”

It was around then that he plotted his calculated retreat. After Superman, there were reports that he had also turned down Batman; in fact, he didn’t get any closer to that part than a conversation with Christopher Nolan. But the perception of him in Hollywood began to change. “They looked at me as someone who had bitten the hand that fed me. It wasn’t that. I wasn’t doing it to be recalcitrant or a rebel. People wanted to create a brand around me that was going to be accessible and well-liked, but I didn’t respond to the idea of playing the same character over and over, so I branched out. I tried to find smaller films I could be part of and, in the process, I burned my bridges at the studios because I wasn’t participating. Our goals weren’t the same.”

He has put his movies where his mouth is, working with idiosyncratic directors such as Tran Anh Hung on the thriller I Come With the Rain and Atsuko Hirayanagi on the comedy Oh, Lucy. Nor is he averse to the mainstream: he will next be seen alongside Jason Statham in Guy Ritchie’s Wrath of Man. But it’s a measure of how unusual it is for a star to withdraw so early in his career that by the time Hartnett made The Black Dahlia in 2006, GQ magazine was already referring to it as his comeback.

“I’m happy to be done with that era and to be making films that are more personal to me,” he says. “Directors are coming to me to play characters as opposed to versions of a hero I played in a movie once.”

He is nothing if not conscientious. A few days after our Zoom conversation, he phones me because something has been bothering him: he doesn’t feel he made his feelings about Weinstein clear. This time, he puts it as plainly as he can. “I wasn’t surprised he was a creep,” he says. “But I guess I was surprised at the extent of his creepiness.” He’s concerned, too, about what comes next. “The shameless seem to be finding it easy to make a comeback. Louis CK has been pretty shameless. Harvey Weinstein, if he had the tiniest bit of daylight in there, would find a way to get back in. Those are situations that freak me out.” But there are, he says, visible changes taking place. “Different things are expected of the way people act on set. There’s an open line of communication now for anyone who feels they’re being harassed. And there’s less of the so-called locker-room humour that people used to hide behind.”

Was he ever harassed as a young actor? “The last thing I want to do is come across like … You know, I’ve been in situations where I’ve been uncomfortable with my boss’s behaviour but I’m not gonna say …” He changes tack. “That’s not my experience and it’s not my place to claim that. It makes me feel icky to try to do so.”

He also tells me that he went back to that Vanity Fair article and realised it wasn’t so bad after all. “It’s just that it happened at a time when I wasn’t that famous, and it seemed to already be asking whether I should be or not. I felt like: ‘Oh my God! I’m not the tallest poppy yet – don’t cut me down!’ I was being compared to Tom Cruise and Julia Roberts and that’s insane. It was a set-up-to-fail moment.” He gives a sigh. “It was actually an interesting look at the nature of fame. If only it wasn’t about me.”

Ссылка

Электронный перевод:
https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t886379.jpg

Джош Хартнетт: "Люди искренне думали, что меня на них навязали"
Райан Гилб  23 октября 2020г.

Двадцать лет назад он был одним из самых популярных молодых актеров в мире, прежде чем он ушел из жизни и оказался в Суррее. Он объясняет, почему ему пришлось уехать из Голливуда - и что он знал о Харви Вайнштейне.

Джош Хартнетт: «Я не отвечал на идею играть одного и того же персонажа снова и снова, поэтому я расширился».

Джош Хартнетт сидит дома в Суррее и думает о том, как его попросили сыграть Супермена. «У меня была идея, что, поскольку он живет в этом мире, где он не может прикоснуться к чему-либо, не пролетая через комнату, он почти испугался себя и своей силы. Он больше не знает, как быть Суперменом. Он так напуган, что его почти кастрировал опыт жизни на Земле, где он может взорвать вещи, просто взглянув на них ».

Студия возразила: «Они действительно не хотели, чтобы в центре их фильма был персонаж, основанный на страхе», - насмешливо говорит он, - и Хартнетт ушел. Но его концепция Супермена теперь кажется метафорой того, что происходило в то время в его собственной жизни, поскольку он становился все более ошеломленным, даже ужасающимся своим статусом и истерией, которая его окружала. Двадцать лет назад самыми горячими молодыми актерами-мужчинами в Голливуде были Леонардо Ди Каприо, Уилл Смит, Мэтт Дэймон, Бен Аффлек и Хартнетт. Майкл Бэй, который направил его в Перл-Харбор, прямо сказал : «Он будет чертовски огромен». При упоминании об этом актер морщится. «Я никогда не стремился к огромному», - говорит он.

Тогда он казался красивым ребенком, который перебил его через голову. Сейчас ему 42 года, и он приобрел косую, насмешливую красоту Ричарда Гира. Он и его жена, британский актер Тэмсин Эгертон, переехали в Суррей с двумя маленькими детьми, чтобы быть ближе к ее родителям, объясняет он. «А потом, конечно, коронавирус ...» Другими словами, они никуда не денутся. Так что у него есть время поговорить и поговорить о новом фильме: основанном на фактах триллере «Цель номер один», который лучше, чем любой из его вырванных из шляпы названий (он также известен как Gut Instinct и Most Wanted). мог бы предложить.

Отчасти это связано с ослепительным Антуаном Оливье Пилоном , звездой психодрамы Ксавьера Долана « Мамочка» . Он играет настоящего мелкого торговца наркотиками, приговоренного к пожизненному заключению в тайской тюрьме после того, как его подставила канадская полиция. Хартнетт твердо играет в менее эффектной, мясной и картофельной роли журналиста Виктора Маларека , который боролся за разоблачение правды. В этом качестве он получает возможность выполнить освященный веками рутину «Все люди президента»: ворваться в редакцию, бросить газету на стол и потребовать, черт возьми, сообщить, где его история.

Хартнетт делает уроки. В «Девственницах-самоубийцах» было недостаточно сыграть то, что написала режиссер София Коппола; он также разгребал своего персонажа, мечтательного ученика средней школы, с Джеффри Евгенидисом, который написал оригинальный роман. В нуарном фильме Брайана Де Пальмы « Черный георгин» Хартнетт несколько месяцев тренировался как боксер просто потому, что его персонаж, полицейский, когда-то был им. Естественно, он встретился с настоящим Малареком перед тем, как сыграть с ним. Почему? «Я хотел посмотреть, не полон ли он дерьма».

По его словам, Маларека обвиняли его критики в том, что он ставит себя в авангарде своих собственных историй. «В конечном счете, Виктор скромный человек, но он считает себя тем, кто защищает людей, находящихся в уязвимом положении. Ему нравится вмешиваться в ситуацию, хотя, на мой взгляд, на самом деле он ставит себя на линию огня. В каком-то смысле он почти преуменьшает свой вклад ». Маларек сказал, что понятия не имел, кто такой Хартнетт. Ему, как человеку, который последние 15 лет или около того бежал от славы, должно быть, это понравилось. «Я не предполагал, что он меня знает, - говорит он. «Я хотел встретиться с ним не для того, чтобы положить цветы к моим ногам». Значит, он не взял с собой подписанный плакат Перл-Харбора? "Я должен был сделать. Это было бы отличным вступлением. «Привет, раньше я был кем-то…»

Вполне. В конце 90-х Хартнетт был везде. Он играл одну за другой в фильмах ужасов - шалости про пришельцев в старшей школе «Факультет» и сиквеле-перезагрузке « Хеллоуин H20» - и напоминал ходячую рекламу шампуня в «Девственницах-самоубийцах», где он двигался в замедленном темпе. под звуки Magic Man by Heart.

«Немного душераздирающе видеть, как прошло столько времени, - говорит он. "Я был ребенком. Мне было 19. «Девственницы-самоубийцы» чувствовали себя сплоченной группой друзей. Думаю, я до сих пор ищу этот опыт, когда снимаю фильм ».

«Факультет» и «Хэллоуин H20» были спродюсированы Dimension, хоррор-подразделением Miramax, что сделало Хартнетта частью таланта братьев Вайнштейн. «Я был ребенком, в которого они считали, что должны инвестировать, но я не проводил с ними кучу времени», - говорит он. «У нас были своего рода антагонистические отношения, потому что контракт, который я подписал на эти первые два фильма, гарантировал, что я буду частью еще пяти или около того. Это называется продлением контракта. В то время мне сказали, что ими никто никогда не пользуется, но потом, полагаю, я стал популярным, и они решили воспользоваться этим правом. Что они делали несколько раз, так это прыгали в другие проекты, над которыми я уже работал, и становились сопродюсерами ». Среди них были О, современный Отелло, в котором Хартнетт впечатляюще свернут в образе Яго, и комический триллер.Счастливое число Слевина , в котором он, казалось, подшучивал над собственным имиджем, проводя первые полчаса, бегая в одном лишь полотенце.

Он беспокойно ерзает, когда я спрашиваю, удивлен ли он откровениями о Харви Вайнштейне . «О таких парнях ходят всевозможные слухи, которые пронизывают бизнес, и вы думаете:« Это ужасно ». Когда я был первым в индустрии, люди шутили над кушеткой для кастинга, так что не было секретом, что этот бизнес немного облажался ».

Когда ему предложили Перл-Харбор , он инстинктивно отказался от этого предложения. «Я не обязательно хотел, чтобы что-то так сильно менялось», - говорит он. «Я был доволен своей известностью и типами ролей, которые мне давали. В то же время я спросил себя: «Неужели я просто боюсь, что, снимаясь в Перл-Харборе, я попаду в новую категорию кинопроизводства, к которой я, возможно, не готов?» В конце концов, я выбрал это, потому что отказ от этого был основан на страхе. Тогда это определило меня, а это значит, что я был прав, опасаясь этого ».

Его коллегам по фильму тоже было нелегко. Кейт Бекинсейл посоветовали потренироваться («Я просто не понимала, зачем медсестра 1940-х годов это сделала», - сказала она ), а Аффлек - получить новые зубы . «Ну, это отличные зубы», - говорит Хартнетт. «Меня тоже попросили потренироваться. Но знаете, я мог бы это использовать. Я был мокрым на 165 фунтов. Я был очень худым ребенком ».

Помимо его собственных опасений по поводу проекта, было повышенное внимание прессы, в том числе яркое интервью Vanity Fair с ним во время съемок фильма Ридли Скотта «Падение черного ястреба» . «О, это было ужасно», - вздрагивает он. «Была ли в нем моя цитата, или все говорили о том, какой я крутой? После этого люди получили фишку обо мне. Они искренне думали, что меня на них навязали. Это было очень странное время ».

Примерно тогда он задумал свое рассчитанное отступление. После Супермена были сообщения, что он также отказался от Бэтмена; по сути, он не подошел к этой части ближе, чем разговор с Кристофером Ноланом. Но восприятие его в Голливуде стало меняться. «Они смотрели на меня, как на человека, укусившего меня за руку. Это было не так. Я делал это не для того, чтобы быть непокорным или мятежником. Люди хотели создать вокруг меня бренд, который будет доступным и популярным, но я не откликнулся на идею играть одного и того же персонажа снова и снова, поэтому я расширился. Я пытался найти фильмы меньшего размера, в которых мог бы быть частью, и в процессе я сжег мосты на студии, потому что я не участвовал. Наши цели не совпадали ».

Он положил свои фильмы на рот, работая с уникальными режиссерами, такими как Тран Ань Хунг над триллером « Я иду с дождем» и Ацуко Хираянаги над комедией « О, Люси» . Он также не против мейнстрима: в следующий раз его увидят вместе с Джейсоном Стэтхэмом в «Гневе человека» Гая Ричи. Но это показатель того, насколько необычно для звезды сняться так рано в своей карьере, что к тому времени, когда Хартнетт снялся в «Черном георгине» в 2006 году, журнал GQ уже называл это его возвращением.

«Я счастлив, что закончил с той эпохой и снимаю фильмы, более личные для меня», - говорит он. «Режиссеры приходят ко мне, чтобы играть персонажей, а не героев, которых я когда-то играл в кино».

Он ничто, если не сознательный. Через несколько дней после нашего разговора с Zoom он звонит мне, потому что что-то его беспокоит: он не чувствует, что ясно выразил свои чувства к Вайнштейну. На этот раз он выражается как можно яснее. «Я не удивился, что он такой мерзавец», - говорит он. «Но я думаю, я был удивлен степенью его жуткости». Его тоже волнует, что будет дальше. «Бесстыжие, кажется, легко возвращаются. Луи С.К. был довольно бессовестным. Харви Вайнштейн, если бы у него было хоть немного дневного света, нашел бы способ вернуться. Такие ситуации меня пугают ». Но, по его словам, происходят видимые изменения. «От того, как люди действуют на съемочной площадке, ожидается разное. Теперь есть открытая линия связи для всех, кто чувствует, что их преследуют.

Его когда-нибудь преследовали, когда он был молодым актером? «Меньше всего, что я хочу сделать, это выглядеть так… Знаешь, я бывал в ситуациях, когда мне было неудобно из-за поведения моего босса, но я не собираюсь говорить…» Он меняет позицию. «Это не мой опыт, и мне не место так утверждать. Мне неприятно пытаться это сделать ».

Он также сказал мне, что вернулся к той статье Vanity Fair и понял, что все не так уж и плохо. «Просто это произошло в то время, когда я не был так знаменит, и, казалось, уже спрашивал, стоит мне быть или нет. Я подумал: «Боже мой! Я еще не самый высокий мак - не руби меня! Меня сравнивали с Томом Крузом и Джулией Робертс, и это безумие. Это был момент, когда все было настроено на неудачу ». Он вздыхает. «На самом деле это был интересный взгляд на природу славы. Если бы это было не обо мне.

217

КИНО ДРОМ   Ссылка
8 ноя 2020 в 2:37

«Не хотел быть марионеткой» — почему Джош Хартнетт отказался от ролей Бэтмена и Супермена.

Каких-то 15 лет назад Джош Хартнетт был ярчайшей молодой звездой Голливуда, но потом что-то пошло не так. Примечательно, что незадолго до этого «не так» актёр отказался от ролей Супермена и Бэтмена (да, сразу от обеих), на которые его активно зазывали. Просто тогда это было не круто, и он боялся повторить печальную участь того же Майкла Китона или, скажем, Криса О’Доннелла («Бэтмен и Робин»). Вот что он рассказал в свежем интервью:

- В том возрасте было очень легко стать чьим-то инструментом или марионеткой. Я всегда принимал осознанные решения и хотел, чтобы они были только моими.

- Многие были заинтересованы в том, чтобы я взялся за эти фильмы, но мне всегда были интересны истории о людях, и я не хотел оказаться запертым в этом супергеройском амплуа. В то время многие актёры, сыгравшие этих персонажей, действительно сражались, чтобы вернуть себе карьеру.

Сейчас Хартнетт снимается в канадской криминальной драме «Цель номер один», но до сих пор не жалеет о принятом решении (как и Кристиан Бэйл). Правда, признаётся: тогда он и подумать не мог, что будет говорить об этом спустя столько лет.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t509089.jpg

218

Why Mr Josh Hartnett Chose “Having A Life” Over The Hollywood Dream

Words by Mr Alex Bilmes | Photography by Mr Ben Weller | Styling by Mr Olie Arnold

21 January 2021
https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t478898.jpg

I would like it placed on the record that I did not, at any point during our interview, ask Mr Josh Hartnett about Superman. Maybe this was negligent on my part, but half an hour into our conversation I still hadn’t so much as mentioned the kiss-curled Kryptonian.

“You didn’t!” Mr Hartnett confirms, on a video call last December. “You didn’t, you didn’t, you didn’t. But I feel like I just have to mention it. Because every interviewer asks me about it. Why would I turn down the role of Superman?”

Since Mr Hartnett brought it up himself, the story goes that around 2002, the actor, then in his early twenties – he’s 42 now – was approached by Warner Bros to bring new life to one of its most valuable properties. The new Superman was to appear in a trilogy of films, the first of which was to be written by Mr JJ Abrams, who went on to reboot Star Trek and then Star Wars. Mr Hartnett’s fee for all three movies, according to industry gossip, would have been $100m.

“At the time, it was so obvious to me to turn it down,” says the actor in his measured Midwestern baritone. “I was being offered movies by the very top directors. And Superman was a risk. Yes, there was a lot of money involved, but I didn’t think that was the be-all and end-all.” He still doesn’t. “It’s become increasingly clear to me that money only takes you so far. I’ve seen a lot of people drown in their money.”

Pushed on why a successful actor in his prime wouldn’t want to be a huge movie star, he says, “I’ll give you an anecdotal answer. There was a time I was considered quite a commodity in the business and I wanted my character to chew gum in a scene. It was run up so many flagpoles and it was the subject of conversation for days and in the end, they decided just no. They had an idea of what they thought they could sell with me in it, or what the persona is that people wanted to see from me. And it didn’t involve chewing gum.”

It’s tempting to wonder what that decision meant for him. Being micromanaged must have been exasperating, but Mr Hartnett wasn’t just a hot leading man at the time, he was the hot leading man. Pearl Harbor (2001) had brought him together on screen with Mr Ben Affleck, who went on to take his own superhero franchise. Comparing their career trajectories and their personal histories is tempting, and we can each reach our own conclusions about which path was the more “successful”.

“I decided to have a life,” says Mr Hartnett. “To put that first. That was always my goal.” It’s a theme he returns to throughout the interview, the decision, as he sees it, to prioritise relationships with friends and family over those with industry powerbrokers. To emphasise personal values of honesty and integrity over those of me-first careerist Hollywood. “I didn’t want to be that person,” he insists. “And I’m never going to be that person.”

Mr Hartnett is speaking from the kitchen of his house on the Surrey-Sussex border, to the southwest of London, where he lives with his partner, the actor Ms Tamsin Egerton, of St Trinian’s fame, and their three small children, aged five, three and one, the last born at the end of 2019, just in time for the end of the world as we knew it.

Behind him I can see French doors leading into a wooded garden, with colourful kids’ art taped to the windows. Mr Hartnett is wearing a navy crewneck sweatshirt and thick-rimmed specs that, rather like those of Superman’s alter ego Clark Kent, fail to distract from their owner’s otherworldly handsomeness. If anything, Mr Hartnett’s even better looking now, with a few characterful creases, than he was when he broke into movies as a puppyish teenager. The patchy beard, the grown-out lockdown buzzcut, the AirPods – none can quite dim the effect, even on a grey Thursday morning in mid-December.

Mr Hartnett and family have spent a good deal of time in England in recent years, close to Ms Egerton’s parents and the places where she grew up. Before the pandemic, they travelled frequently for work, with periods in London and Los Angeles, in which he took “a lot of time off to be a dad, first and foremost”. He is careful to acknowledge his good fortune, but raising three children under five, one of them a baby, during the plague year of 2020 was no walk in the park.

“We’ve been trying to keep them occupied as best we can, but [deep breath here] it’s a lot of work and it takes both of us all day and by the end of it all we want to do is reach for a bottle of wine and go to sleep.” After “that weird and wonderful few months in summer where time passed both incredibly quickly and as slow as molasses”, now he is into a rhythm. He runs, he writes, he hangs out with the kids.

He has not been idle professionally, either. As the world shut down in March 2020, Mr Hartnett was in the Dominican Republic, about to start filming Exterminate All The Brutes, a four-part series for HBO, written and directed by Mr Raoul Peck, maker of the acclaimed Mr James Baldwin documentary, I Am Not Your Negro.

“We were told on a Sunday that they were going to close the borders on the Monday, so either you stay and ride it out or you have to get out of here by tomorrow,” says Mr Hartnett. He flew to London via the US. Two months later, Mr Peck called to say he was going to shoot the series in France in July. “We shot that, completely isolated and bubbled and, in the meantime, another film [Ida Red] came up, so I went to Oklahoma and we shot that.”

Also last summer he took a call from Mr Guy Ritchie, who was shooting his latest crime caper, based on the 2004 French film Cash Truck, with Mr Jason Statham. An actor had dropped out and Mr Ritchie needed someone to step in at the last minute. Mr Hartnett delights in telling the story of how they came up with a character, “a loveable buffoon”, on the hoof.

During production for Ida Red, protests against mask-wearing and social distancing were at their peak. “The governor [of Oklahoma, Republican Mr Kevin Stitt] got Covid just before I arrived and he was saying it’s all a hoax,” says Mr Hartnett. “But our crew stayed bubbled and we were able to shoot the film in six weeks. “I think that’s the future for filmmaking for the time being. Shoot quickly, relatively cheaply, with a much smaller crew. The marketplace is entirely different, obviously, so it’ll probably end up with a streaming service. But who knows? It’s all in upheaval now.”

    “I started to realise that I was a commodity that had to perform in a certain way in the marketplace or I was going to lose my career”

Mr Hartnett was born and raised far from the showbiz coasts in a “middle-class household” on the border of Minneapolis and St Paul, Minnesota. He was a high-school sports star, but at 16, he tore his anterior cruciate ligament and, for lack of anything better to do, auditioned for a production of The Adventures Of Tom Sawyer. He was cast as Huckleberry Finn, and he loved it. While at university in New York, he was signed by an agent who’d seen him perform in an amateur production. In LA, he landed two jobs in a matter of weeks. College had lasted all of six months.

For a decade from 1998, he was one of the brightest young stars in Hollywood, up there with Mr Affleck and Messrs Leonardo DiCaprio and Matt Damon. He was Ms Jamie Lee Curtis’ son in Halloween H20, the star of teen horror The Faculty, a high-school heartthrob in Ms Sofia Coppola’s terrific debut, The Virgin Suicides. “I was working with fantastic people in progressively more expensive environments, making bigger and bigger films,” he says. He acted for Sir Ridley Scott in Black Hawk Down, for Mr Brian De Palma in The Black Dahlia and, less happily, for Mr Michael Bay in Pearl Harbor, the critical bomb from 2001.

At a certain point, something changed. “I started to realise that I had to perform in a certain way in the marketplace or I was going to lose my career,” says Mr Hartnett. “And I had never really thought of it as a career up until that point. I was basically very naïve.”

There is, he says, a corrosive aspect to above-the-title Hollywood stardom. “The guys who are on top are terrified that someone’s coming up behind them. If that’s your real ambition, to be on top all the time, you’re going to spend your whole life looking over your shoulder. I never wanted that. I want to do good work with people I like and spend my free time with people I care about.”

The implication being that it’s not possible to live in that way and maintain a position on the A-list. “I’m not going to speak for other people,” he says, choosing his words carefully, “but from what I’ve seen and experienced, a lot of people will find the most expeditious way to get from A to B. If that means losing a little bit of baggage, meaning your friends or your connection to your home, so be it. It’s going to be much easier if you just socialise with people who are in the industry, because they’re gonna hire you for the next job.

“A lot of people get caught in that trap, but I feel very strongly about friends I’ve known for a long time and my family. I wanted to make sure I wasn’t losing those relationships. Those people make me who I am. I put those concerns ahead of chasing a Hollywood dream.”

Rather than live in LA, Mr Hartnett chose to settle down in Minneapolis. “People thought I was crazy for not chasing that brass ring a little harder,” he says, “but I felt completely comfortable being with the people I knew liked me before I was making films. I was still ambitious, certainly artistically, and I had a lot of great offers from a lot of terrific directors, and I pursued them, but a lot of those fell apart or just didn’t quite work out.”

For the past decade or so, Mr Hartnett has worked steadily, if not always famously, in solid genre flicks and under-the-radar arthouse pictures. He has found more high-profile roles on TV. For three seasons, he was the star of Penny Dreadful, an agreeably lurid supernatural drama in which Mr Hartnett’s gunslinger and his crew fight phantoms in Victorian London. More recently, he led a classy cast in Paradise Lost, a series about tangled family ties in the Deep South.

Are there projects he is particularly proud of? “There are, but the thing I am most proud of is that I’m a father of three and I have a good relationship with my partner and a great family life and I’m still able to do good work and, as I’ve got older, the characters have become more interesting.” Next up is The Fear Index, another four-part TV series, based on the bestselling novel by Mr Robert Harris. And another Mr Ritchie film. And his own ambitions to write and produce.

“I don’t know what the possibilities of my life could have been had I chosen different routes, but I will say that in giving in to the allure of Hollywood entirely, I know that I would not have a happy life,” he says. “I feel very strongly about that.”

Mr Alex Bilmes is Editor-in-chief of Esquire UK

Ссылка

_________________________________________________________________________________________________

Гугл перевод:

Почему Джош Хартнетт предпочел «жить жизнью» голливудской мечте
Слова г-на Алекса Бильмса | Фотография г-на Бена Веллера | Стиль Оли Арнольд

21 января 2021 г.

Яхотел бы, чтобы было записано, что я ни разу во время нашего интервью не спрашивал мистера Джоша Хартнетта о Супермене. Может быть, это была моя небрежность, но через полчаса нашего разговора я все еще не упомянул даже закрученного поцелуями криптонианца.

"Вы не сделали!" Г-н Хартнетт подтверждает это во время видеозвонка в декабре прошлого года. «Вы не сделали, вы не сделали, вы не сделали. Но я чувствую, что должен просто упомянуть об этом. Потому что каждый интервьюер меня об этом спрашивает. Почему я должен отказаться от роли Супермена? »

Поскольку г-н Хартнетт сам поднял этот вопрос, история гласит, что примерно в 2002 году к актеру, которому тогда было двадцать с небольшим - сейчас ему 42 года, - обратились Warner Bros с предложением вдохнуть новую жизнь в одно из его самых ценных владений. Новый Супермен должен был появиться в трилогии фильмов, первый из которых должен был быть написан мистером Дж. Дж. Абрамсом, который перезапустил « Звездный путь», а затем « Звездные войны» . Гонорар Хартнетта за все три фильма, согласно отраслевым сплетням, составил бы 100 миллионов долларов.

«В то время для меня было настолько очевидно отказаться от этого», - говорит актер своим размеренным среднезападным баритоном. «Мне предлагали фильмы от самых лучших режиссеров. А Супермен был риском. Да, было вложено много денег, но я не думал, что это все и конец ». Он до сих пор этого не делает. «Мне становится все более и более ясно, что деньги уводят тебя далеко. Я видел, как многие люди тонули в своих деньгах ».

На вопрос, почему успешный актер в расцвете сил не хотел бы стать звездой кино, он говорит: «Я дам вам анекдотический ответ. Было время, когда меня считали товаром в бизнесе, и я хотел, чтобы мой персонаж жевал жвачку в сцене. Это было поднято так много флагштоков, это было предметом разговоров в течение нескольких дней, и в конце концов они решили просто нет. У них было представление о том, что, по их мнению, они могли бы продать вместе со мной, или о том, какой образ люди хотели бы видеть от меня. И это не касалось жевательной резинки ».

Заманчиво задаться вопросом, что означало для него это решение. Быть управляемым на микроуровне, должно быть, раздражало, но мистер Хартнетт в то время был не просто популярным исполнителем главных ролей, он был главным исполнителем главных ролей. Перл-Харбор (2001) свел его на экране с мистером Беном Аффлеком, который создал собственную франшизу о супергероях. Заманчиво сравнивать их карьерные траектории и их личную историю, и каждый из нас может сделать собственные выводы о том, какой путь был более «успешным».

«Я решил жить своей жизнью», - говорит г-н Хартнетт. «Чтобы поставить это на первое место. Это всегда было моей целью ». Это тема, к которой он возвращается на протяжении всего интервью, решение, с его точки зрения, отдать приоритет отношениям с друзьями и семьей, а не с влиятельными представителями отрасли. Чтобы подчеркнуть личные ценности честности и порядочности над ценностями первого карьериста Голливуда. «Я не хотел быть этим человеком», - настаивает он. «И я никогда не стану этим человеком».

Г-н Хартнетт говорит из кухни своего дома на границе графства Суррей-Сассекс, к юго-западу от Лондона, где он живет со своей партнершей, актером г-жой Тэмсин Эгертон, известной знаменитостью Сент-Трайниан , и их тремя маленькими детьми в возрасте пяти лет. три и один, последний из которых родился в конце 2019 года, как раз к концу света, каким мы его знали.

Позади него я вижу французские двери, ведущие в лесной сад, а на окнах приклеены красочные детские рисунки. Мистер Хартнетт одет в темно-синий свитер с круглым вырезом и очки с толстой оправой, которые, как и у альтер-эго Супермена Кларка Кента, не могут отвлекать от потусторонней красоты своего владельца. Во всяком случае, мистер Хартнетт сейчас выглядит даже лучше, с несколькими характерными складками, чем он был, когда он начал сниматься в кино в детстве. Клочковатая борода, взрослая стрижка блокировки, AirPods - ничто не может полностью ослабить эффект, даже серым утром четверга в середине декабря.

Г-н Хартнетт и его семья в последние годы проводят много времени в Англии, недалеко от родителей г-жи Эгертон и мест, где она выросла. До пандемии они часто ездили по работе, с периодами в Лондоне и Лос-Анджелесе, во время которых он брал «много свободного времени, прежде всего, чтобы стать отцом». Он осторожно признает свою удачу, но воспитывать троих детей в возрасте до пяти лет, один из которых был младенцем, во время эпидемии чумы 2020 года - это не прогулка по парку.

«Мы пытались занять их как можно лучше, но [ здесь глубокий вдох ] это большая работа, и она занимает у нас обоих весь день, и к концу этого все, что мы хотим сделать, это достать бутылку вина и ложись спать. После «тех странных и чудесных нескольких летних месяцев, когда время летело невероятно быстро и медленно, как патока», теперь он вошел в ритм. Он бегает, пишет, тусуется с детьми.

В профессиональном плане он тоже не сидел сложа руки. Когда мир закрылся в марте 2020 года, г-н Хартнетт находился в Доминиканской Республике, чтобы начать съемки сериала из четырех частей для HBO Exterminate All The Brutes , сценаристом и режиссером которого является Рауль Пек, создатель известного документального фильма о Джеймсе Болдуине. , Я не твой негр .

«В воскресенье нам сказали, что они собираются закрыть границы в понедельник, так что либо вы останетесь и уезжаете, либо вам нужно уезжать отсюда к завтрашнему дню», - говорит г-н Хартнетт. Он прилетел в Лондон через США. Два месяца спустя г-н Пек позвонил и сказал, что собирается снимать сериал во Франции в июле. «Мы снимали это, полностью изолированное и покрытое пузырями, а тем временем появился другой фильм [ Ида Ред ] , поэтому я поехал в Оклахому, и мы сняли его».

Также прошлым летом ему позвонил Гай Ричи, который снимал свой последний криминальный заговор по французскому фильму 2004 года « Грузовик с наличными» с Джейсоном Стэтхэмом. Актер бросил учебу, и мистеру Ричи требовалось, чтобы кто-то вмешался в последнюю минуту. Мистер Хартнетт с удовольствием рассказывает историю о том, как они придумали персонажа, «милого шутника», на копыте.

Во время производства Ida Red протесты против ношения масок и социального дистанцирования достигли пика. «Губернатор [ Оклахомы, республиканец г-н Кевин Ститт ] получил Covid незадолго до моего приезда, и он сказал, что все это розыгрыш, - говорит г-н Хартнетт. «Но наша команда продолжала бурлить, и мы смогли снять фильм за шесть недель. «Я думаю, что это будущее кинопроизводства на данный момент. Стреляйте быстро, относительно дешево, с гораздо меньшей командой. Очевидно, что рынок совершенно другой, так что, вероятно, в конечном итоге появится сервис потоковой передачи. Но кто знает? Сейчас все в перевороте ».

«Я начал понимать, что я товар, который должен работать определенным образом на рынке, иначе я потеряю карьеру»
Г-н Хартнетт родился и вырос вдали от побережья шоу-бизнеса в «семье среднего класса» на границе Миннеаполиса и Сент-Пол, штат Миннесота. Он был звездой спорта в старшей школе, но в 16 лет разорвал переднюю крестообразную связку и, из-за отсутствия каких-либо занятий, прошел прослушивание для постановки «Приключений Тома Сойера» . Он был брошен на роль Гекльберри Финна, и ему это нравилось. Во время учебы в университете в Нью-Йорке его подписал агент, который видел, как он выступал в любительском спектакле. В Лос-Анджелесе он получил две работы за несколько недель. Колледж длился все шесть месяцев.

В течение десяти лет, начиная с 1998 года, он был одной из самых ярких молодых звезд в Голливуде вместе с мистером Аффлеком, господами Леонардо Ди Каприо и Мэттом Дэймоном. Он был сыном г-жи Джейми Ли Кертис в Хэллоуин H20 , звездой подросткового ужаса «Факультет» , сердцеедом старшеклассника в потрясающем дебюте г-жи Софии Копполы « Девственницы-самоубийцы» . «Я работал с фантастическими людьми в все более дорогих условиях, снимая все более масштабные фильмы», - говорит он. Он играл для сэра Ридли Скотта в « Падении Черного ястреба» , для мистера Брайана Де Пальмы в «Черном георгине» и, что менее приятно, для мистера Майкла Бэя в Перл-Харборе , критической бомбе 2001 года.

В какой-то момент что-то изменилось. «Я начал понимать, что должен действовать определенным образом на рынке, иначе я потеряю карьеру», - говорит г-н Хартнетт. «И я никогда не думал об этом как о карьере до того момента. Я был в основном очень наивен ».

По его словам, у знаменитой голливудской славы есть разрушительный аспект. «Ребята, которые находятся наверху, боятся, что за ними кто-то подойдет. Если это ваша настоящая амбиция - все время быть на высоте, вы собираетесь провести всю свою жизнь, глядя через плечо. Я никогда этого не хотел. Я хочу хорошо работать с людьми, которые мне нравятся, и проводить свободное время с людьми, которые мне дороги ».

Подразумевается, что невозможно жить таким образом и сохранять позицию в списке высших достижений. «Я не собираюсь говорить от имени других людей, - говорит он, тщательно подбирая слова, - но из того, что я видел и испытал, многие люди найдут самый быстрый способ добраться из пункта А в пункт Б. Если это означает потерю немного багажа, то есть ваших друзей или вашу связь с вашим домом, так тому и быть. Будет намного проще, если вы просто пообщаетесь с людьми, которые работают в этой отрасли, потому что они собираются нанять вас для следующей работы.

«Многие люди попадают в эту ловушку, но я очень сильно переживаю за друзей, которых я знаю давно, и за свою семью. Я хотел убедиться, что не потеряю эти отношения. Эти люди делают меня тем, кто я есть. Я поставил эти опасения выше, чем погоню за голливудской мечтой ».

Вместо того, чтобы жить в Лос-Анджелесе, мистер Хартнетт предпочел поселиться в Миннеаполисе. «Люди считали меня сумасшедшим из-за того, что я не гонялся за этим латунным кольцом немного усерднее, - говорит он, - но я чувствовал себя полностью комфортно в обществе людей, которых я любил, прежде чем я начал снимать фильмы. Я по-прежнему был амбициозен, конечно, в художественном отношении, и у меня было много отличных предложений от множества потрясающих режиссеров, и я преследовал их, но многие из них развалились или просто не совсем сработали ».

В течение последнего десятилетия или около того Хартнетт работал стабильно, если не всегда знаменито, в хороших жанровых фильмах и незаметных артхаусных картинах. Он нашел более громкие роли на телевидении. В течение трех сезонов он был звездой « Пенни Дредфул» , очаровательно мрачной сверхъестественной драмы, в которой стрелок мистера Хартнетта и его команда сражаются с призраками в викторианском Лондоне. Совсем недавно он руководил классным актерским составом в «Потерянном рае» , сериале о запутанных семейных связях на Глубоком Юге.

Есть ли проекты, которыми он особенно гордится? «Есть, но больше всего я горжусь тем, что я отец троих детей, у меня хорошие отношения с партнером и отличная семейная жизнь, и я все еще могу хорошо работать и, как я» стал старше, персонажи стали интереснее ». Далее идет « Индекс страха» , еще один сериал из четырех частей, основанный на популярном романе Роберта Харриса. И еще один фильм мистера Ричи. И его собственные амбиции писать и продюсировать.

«Я не знаю, какими были бы возможности моей жизни, если бы я выбрал другие пути, но я скажу, что, полностью поддавшись очарованию Голливуда, я знаю, что у меня не было бы счастливой жизни», - говорит он. . «Я очень сильно это чувствую».

Г-н Алекс Билмес - главный редактор  Esquire  UK.

219

Harrison Ford gave Josh Hartnett a hard time WRATH OF MAN interview | CASH TRUCK, Lionsgate

Инт. - Как ты справляешься с трудностями в первый день работы с людьми, которые их устроили?
Джош: - Я увольняю их!
Инт.: - Ахахах...
Джош: - Шучу. У меня нет такой власти :)

Интервью Джоша на английском для канала kinowetter.

Источник

220

Actor Josh Hartnett has been gracing our screens for more than 30 years, but he tells us why he walked away from big studio films at the height of his career. IDA RED is available for digital download now.

221

WRATH OF MAN: Josh Hartnett Is Still 'Physically Fit'

222

Josh Hartnett Opens Up About Stepping Back From Mainstream Hollywood

Josh Hartnett Says He Kept ‘Hollywood At Bay’ For His ‘Mental Health’

Josh Hartnett reveals why he left Hollywood in rare TV interview

Why Josh Hartnett Says Stepping Away From Hollywood Was the "Best Thing for My Mental Health"

223

Josh Hartnett reveals fame had a 'massive effect' on his mental health | Yahoo Australia

224

Hollywood star Josh Hartnett makes surprising comments on Downing Street parties investigation
The Penny Dreadful actor spoke on Good Morning Britain

Ссылка+ ВИДЕО

https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t82517.jpg

Hollywood star Josh Hartnett has spoken out about the Downing Street parties investigation, saying that the government should be "afraid".

Josh appeared as a guest on Good Morning Britain on Tuesday to promote his new Sky Atlantic series, The Fear Index.

When asked by host Susanna Reid if he had been "gripped" by the current news surrounding the Downing Street lockdown parties and if the government should be afraid, he said: "How could you not be? It's all that's on the news.

"I mean, of course they should be afraid. This doesn't look good. People were having a very difficult time at that time, it's hard to believe that they were living it up."

Susanna agreed, saying the situation had "appalled" and "shocked everybody" before moving the interview on.

Josh went on to talk about his new drama, The Fear Index, which is based on a 2011 novel by Robert Harris and focuses on a scientist-turned-wall street tycoon who becomes the target of a plot to destroy the world's financial markets.
Describing the series, he said: "It's a psychological thriller set in a world of high finance and science and where those two meet. My character is a scientist who used to work at CERN, who is interested in using AI for the benefit of this financial institution that he works for and yet for him it's more about creating the AI."

The Penny Dreadful star said that the original book is based on Mary Shelley's horror novel Frankenstein. "My character would be Dr. Frankenstein and the AI would be the monster," he said.

Josh also revealed that the show addresses one of his own fears. He said: "This show taps into something that's a fear of mine and that's unchecked power.
"This character is a very intelligent man and he pursues something that he's very intrigued by but he doesn't really have any idea about what will come at the end of it. So I'm all for the peer review process in science and this character was unreviewed, he had nobody looking over him, no watchdog.

"I think something that we all have to fear these days is the powerful having too much power," he added.

The Fear Index airs on Sky Atlantic and streaming service NOW from Thursday February 10.

______________________________________________________________________________________________
эл.перевод:

Голливудская звезда Джош Хартнетт делает неожиданные комментарии о расследовании вечеринок на Даунинг-стрит
Актер Penny Dreadful выступил в программе «Доброе утро, Британия»

Голливудская звезда Джош Хартнетт высказался о расследовании вечеринок на Даунинг-стрит, заявив, что правительство должно «испугаться».

Джош появился в качестве гостя на программе «Доброе утро, Британия» во вторник, чтобы продвигать свой новый сериал Sky Atlantic «Индекс страха».

На вопрос ведущей Сюзанны Рид, был ли он «захвачен» текущими новостями, касающимися вечеринок на Даунинг-стрит, и должно ли правительство бояться, он сказал: «Как вы могли не быть? Это все, что в новостях.

«Я имею в виду, конечно, они должны бояться. Это выглядит нехорошо. В то время у людей были очень трудные времена, трудно поверить, что они жили этим».

Сюзанна согласилась, сказав, что ситуация «потрясла» и «шокировала всех», прежде чем продолжить интервью.

Далее Джош рассказал о своей новой драме «Индекс страха», основанной на романе Роберта Харриса 2011 года и посвященном ученому, ставшему магнатом с Уолл-стрит, который становится целью заговора с целью разрушить мировые финансовые рынки.
Описывая сериал, он сказал: «Это психологический триллер, действие которого происходит в мире высоких финансов и науки, где эти двое встречаются. Мой персонаж — ученый, который раньше работал в ЦЕРНе и заинтересован в использовании ИИ в интересах этого. финансовое учреждение, в котором он работает, и все же для него это больше касается создания ИИ».

Звезда Penny Dreadful сказал, что оригинальная книга основана на романе ужасов Мэри Шелли «Франкенштейн». «Моим персонажем был бы доктор Франкенштейн, а ИИ был бы монстром», — сказал он.

Джош также рассказал, что шоу затрагивает один из его собственных страхов. Он сказал: «Это шоу затрагивает то, что вызывает у меня страх и неконтролируемую силу.
«Этот персонаж очень умный человек, и он занимается чем-то, что его очень заинтриговало, но на самом деле он понятия не имеет о том, что произойдет в конце. Так что я полностью за процесс рецензирования в науке, и это персонаж не проверялся, за ним никто не следил, не было сторожевого пса.

«Я думаю, что в наши дни мы все должны опасаться того, что сильные обладают слишком большой властью», — добавил он.

«Индекс страха» выходит в эфир на Sky Atlantic и в потоковом сервисе СЕЙЧАС с четверга, 10 февраля.

225

ВИДЕО+ИНТЕРВЬЮ к премьере сериала "Индекс страха" / The Fear Index
Josh Hartnett is done talking about the past

"What's happening now is the most intriguing part of my life."
By David Opie
10/02/2022

https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t34624.jpg

The Fear Index spoilers follow, but they're pretty minor.

Josh Hartnett's career is defined by fear, but not in the way you might think.

"When I see something I'm afraid of, I usually am drawn to doing it," says Josh. "Even though the industry doesn't necessarily prize this, I've always been interested in experimentation, and seeing how far I can push things in a different direction."

This approach has led Hartnett to his latest project, which is rather aptly titled The Fear Index. Based on a techno-thriller written by Robert Harris, this adaptation follows Josh in the role of Dr Alex Hoffman, a tech genius who "experiences a waking nightmare of the worst 24 hours of his life," as Sky TV puts it.

On the surface, this might not seem hugely removed from the genre work that Hartnett has done before, but there's a lot more going on here than meets the eye, both in terms of this specific narrative, and also the difficulties that Josh faced off-camera too.

"It's always been a challenge to push myself into corners that I don't quite understand at the beginning of the process, trying to figure out what it's about that intrigues me," says Hartnett.
Of course, the novel itself was a big draw to this project. "What I found really amazing about this book is that, yes, it's a thriller; yes, it's steeped in the psychology of the character; and, yes, it's based on Frankenstein. But it seems like it's trying to investigate a time and place that is modern and current in a very historical sense."

"You get this overview of three different sections of modern life," Josh continues. "One is money, one is family, and one is science, and then, they overlap. I just thought the book was extraordinary."

There's a lot of ground to cover here, which is why initial attempts to make a film out of The Fear Index fell through. "There's just too much in the story to cut it to two hours." But a ten-episode series wouldn't have worked either.

To keep the book's breakneck pace intact, a decision was made to cover the story in just four episodes. "We definitely didn’t want to have any filler in there," says Josh. "There's no wasted time." Which can only be a plus, in theory, although this then created some new issues to contend with.

"Because it's divided into four hours, I think the pressure for David [Caffrey] and Nuala [O'Leary] and the other producers was to create something that will have that four-act arc where you leave people excited at the end, asking a bunch of questions of each episode, and then coming back, which is not inherently in the books."

    "When I see something I'm afraid of, I usually am drawn to doing it."

Flashbacks from the book were also cut to help achieve this. "We wanted to be able to create the character relationships, and make them as real as possible without having to allude to how they met, and what they've gone through in the past."

On top of that, Josh tells us that budgetary restrictions inspired a few changes from the source material too. "So there are lots of changes that had to take place, but hopefully, none of them compromised the story. It is a fairly faithful depiction," Hartnett adds. "It's faithful in its intent."

That's good news for the millions of Robert Harris fans out there. But does Josh feel any pressure when it comes to these big fandom expectations? "I absolutely feel pressure to try to live up to the book. I mean, I was a fan of it before the show even existed."

Hartnett tells us that he's rarely "starstruck" by people, but he is by writers – "I find authors to be the most intriguing people in the world" – which means that he has a particularly "great reverence for the material" if it's based on a book.

"When I was able to meet Robert Harris, just over Zoom like this, I was a little… I was almost dumb. Like, I couldn't speak."
This reverence for both the author and his words is evident throughout our chat, and also in the tough filming process that Hartnett went through to even make this show happen.

When asked if he found it hard to unwind after shooting all day, Josh reveals that filming The Fear Index was almost as intense as his character's nightmare experience on screen. Well, not quite. But it was still a lot, by anyone's standards.

"I think we shot for about eight weeks. 10 weeks at the most," recalls Hartnett. "So we had to shoot, sometimes, seven or eight pages a day. I didn't have a personal life. I'd get up very early; I'd get in the car; I'd go to work; I'd start shooting; I'd come home; I'd eat some dinner; I'd work on my work for the next day; I'd go in and do it again.

"So we really didn't have time off over the course of filming this. There just wasn't anything to do. So there was no personal life. I didn't switch off much. We were fully engaged, almost the whole time."

Thankfully, everyone was in it together on set. "Behind the scenes, I loved working with these actors. Grég [Montel], Arsher [Ali], Leila [Farzad], they were all really professional, obviously, but just very intelligent, very smart, very kind people, and a lot of fun. We had to have some fun in the course of this intense filmmaking process.

    "We had to have some fun in the course of this intense filmmaking process."

"On Sundays, I would decompress with the other cast, because we couldn’t see anybody else due to lockdown. And we'd have a couple of glasses of wine, or some food, and would just discuss the show. There was a sense of us being in it together... we knew how much we had to do in such a short period of time, so we had to really bolster each other, and keep each other afloat."

But even with that support, Josh maintains that The Fear Index was "the hardest job" he's ever done, "based purely on the fact that it was so much work in a short period of time."

"It was very intense," Hartnett adds, "because this character is losing his mind, and we shot it out of order. I had to find a way to map the whole thing, and give myself an arc that made sense so that it works; so you believe that he's going through something in linear time."

When you take into account everything Josh has starred in – from those early slasher movies and big war-movie hits to the gothic horror of Penny Dreadful, not to mention his new Guy Ritchie film – it says a lot that The Fear Index is still his "hardest job" to date.
And given that Josh briefly removed himself from big-budget Hollywood back in the day, we couldn't help but wonder what he's doing to cope with the intensity of roles like this now in comparison. Before discussing the present, however, Hartnett wanted to clear some things up first:

"You know, I've answered these questions about leaving the industry. I left the industry for about 18 months to go back to Minnesota and spend some time with my friends and family, because I’ve been working since I was 18 years old. And I missed them.

"But I've talked about this so much that I feel like it's just lost its way. I've made some jokes about things because I've talked about it so much, that I've lost interest in the conversation myself. I've made some jokes, and those become headlines.

"It's all anybody seems to want to… they want to paint me with this brush. The internet seems to want to say that I had it all, and somehow I'm crazy to have left it or something. That's not exactly what happened.

"I've talked about it ad nauseam. So I feel like I'd rather focus on what's happening now, which I think is great, and just sort of leave that stuff. It's been 15 years I've been answering these questions. I feel like, at this point, it's out there. There's been a lot written about it."

    "I've talked about this so much that I feel like it's just lost its way."

Moving onto the present, Josh says, "For me, what's happening now is the most intriguing part of my life. I'm different now than I was when I was in my early 20s and teens. I'm in my 40s, and very happily in my 40s. I have a great family, and I'm working with some of the best directors in Hollywood."

"I'm just going to keep plugging away," adds Hartnett. "I feel very lucky to have worked in this industry for 25 years, and I've never had a point in it where I've been desperate, you know? It's very unusual and very lucky."

That's particularly impressive given some of the gambles that Josh has taken over the years. But thanks to this approach, this willingness to push past the fear, Hartnett has shaped a career to be proud of, and one that we're lucky to be a part of too, even if it's just by watching shows like The Fear Index through our fingers on the couch back home.

The Fear Index is available to watch on Sky Atlantic and NOW Thursday from 10 February.

226

'It's Very Silly!' Josh Hartnett Shuts Down Superman Criticism + Talks The Fear Index + Past Roles!

Our entertainment reporter Ogo A caught up with the super talented Josh Hartnett to break down some of his most iconic movies and talk about his new show The Fear Index which is out now.

Josh Hartnett & Arsher Ali Discuss Josh's Resurgence and Dealing With Fear

Josh Hartnett and Arsher Ali star in new Sky series The Fear Index. Melissa Nathoo chats to the pair about their stock market knowledge, dealing with fear and how Josh feels to be back in the spotlight.

227

Josh Hartnett talks sex scenes & why he's is done talking about the past | The Fear Index  :flag:

228

Josh Hartnett on Ireland's "horizontal freezing rain"
20 Feb 2022
https://forumupload.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t715840.jpg

Star of the big and small screen, Josh Hartnett, talks to Darragh McManus about his new tech thriller The Fear Index and about his strong Irish connections.

Since first bursting on the scene with the 1998 horror movie The Faculty and critically-lauded drama The Virgin Suicides, Josh Hartnett has done it all as an actor. Big-budget blockbusters (Pearl Harbor), action (Black Hawk Down), thriller (Wicker Park), comedy (40 Days and 40 Nights), old-fashioned noir (The Black Dahlia), neo-noir (Sin City), more horror (30 Days of Night), heist movies (Wrath of Man) and TV (Penny Dreadful) – it's an incredibly varied CV which marks Hartnett as one of the most interesting actors working today (and he’s still only 43).
His latest role is as tech genius Dr Alex Hoffman in The Fear Index, a four-part Sky adaptation of Robert Harris’ bestselling thriller novel. Set in glossy, corporate Geneva (the show was actually filmed in Budapest), Alex begins to question his own sanity after a series of strange events, including a violent break-in at his house, while his super-intelligent algorithm gambles on the stock exchange – with billions at stake.

It’s fast-paced, smart and exciting stuff, directed with real flair by Dubliner David Caffrey (Love/Hate, Peaky Blinders, The Alienist: Angel of Darkness).

We spoke to Josh about his character, Irish roots, "horizontal" rain and why there’s no point playing crazy just for crazy’s sake…

With an adaptation like this, do you read the source material or come to it "clean" through the script?
I definitely like to read the source material. Robert Harris’ book was the reason I wanted to take on the show. I’d never really had an interest in doing a psychological thriller, then was given the book by Andy Harries of Left Bank Pictures. After that, we got the script and talked about that. But the book was the original impetus.

The story is quite technical but manages to be comprehensible and exciting at the same time…
That’s the hope! In my experience, it’s difficult to adapt something like this: what I’d consider a pretty high-brow book, albeit one with thriller elements. So much of what works in the book is that you’re sitting there, thinking, 'Oh my God he’s got this element about modern society, this about paranoia, this about classic historical horror…’ You’re seeing all these things coming together on the page. But when you’re watching the story, you want to be drawn into it and not be thinking about all the elements. You have to hide those things a bit behind the curtains of a thriller.
It’s very fast-paced, almost like a long movie broken into four parts…
Absolutely, and that sense of pace really came across while we were filming. I think the original idea was for a two-hour film, but they just couldn’t fit all the parts in. A four-part series seems to be just long enough. There’s no filler, really. It works well at this length. The story all takes place over about 24 hours.

How do you prepare for a character like this, where you’re suffering something close to a nervous breakdown?
Well, you want to be able to figure out what’s going on with the character, psychologically. And I wanted him to be in doubt of his condition. Can he find a way to rationalise or normalise his reactions – and hopefully not come to the conclusion that he’s lost his mind? It has to be something active like that, otherwise you’re just playing crazy for crazy’s sake. And David told me, this isn’t just about a guy who’s going crazy – he’s finding a way to try and justify his behaviour and prove that he’s not crazy. Then, when he finally feels like maybe he is, that has to be the most terrifying moment of his life.
Is it emotionally gruelling to play a role like this?
It’s an emotional journey – no, I hate that word! It’s emotional working on these scenes, in that you’re pumping yourself up, full of your prior emotional conflict. Trying to find times in my life that I felt these sort of pressures, and then amplify them almost to the point of mania. Being able to understand the context of the character and everyone around him, everything going on. It’s a terrifying situation to be in, so part of it was drawn from my own life, part of it the terrific source material that I could go back to. It’s written from a subjective point of view, so we have his internal monologue, essentially, which was very helpful.

There’s a great twist near the end. Did you figure it out?

I’m usually pretty good at these things! And with the book, I did start to figure it out after a while. But the challenge with the script was to make sure we didn’t give too much away. We didn’t have other things to fall back on – historical elements, flashbacks – so had to make sure it came to one conclusion. Once you got on the train, it wasn’t going to stop until that was reached.
Was it nice to film in such beautiful settings – offices, lakeside mansions, etc.?
Well, I’m playing someone who’s going through his own personal hell, so the experience is a little different! No, honestly, the best element was working with the other actors: Arsher (Ali, as best pal and business partner Hugo), Leila (Farzad, as wife Gabby), Grégory (Montel, as Detective Leclerc). We got along so well and formed a little unit of friendship.

We couldn’t have our families with us because of lockdown in Budapest, so all four of us were there for three months without anyone. We were doing six-day weeks, but on our day off, we’d get together for a drink and food, just to decompress. Cracking jokes, keeping each other happy, because it was very intense.

Had you worked with David before?
I hadn’t but we got along very well. He’s such a character, a seasoned TV veteran who understands the lay of the land much more than I do. I’d done television before but a different style of production. This was fast, low-budget in a way – shooting during Covid you lose some of the budget because of restrictions and things – so we were shooting eight pages a day, but David seemed OK with that. I had to rely on him to tell me whether or not we’d got the take. Sometimes it would be just one take. I’d say, ‘Really?’ and David would say, ‘Yeah, that’s done!’
You lived in Ireland while shooting Penny Dreadful (2014-16)?
Yes, in Dublin city and Dalkey. We were shooting in Dublin and out in Wicklow at Ardmore Studios for three years. We’d film for six months at a time. The winters are bleak – we shot only in winter – and the horizontal freezing rain made everybody sick, but the on-set atmosphere was always ebullient. I had a really good time, we had a lot of fun. And that sort of weather suits the Gothic atmosphere of a show like Penny Dreadful.

And you have Irish roots?
The name Hartnett is Irish, from the Dingle peninsula area, I think. I went there with my parents back around 1999; we toured around a little. My mother’s family, Horan, is also from down around the south-west. So there’s a lot of Irish blood.

Your about to start filming with Christopher Nolan (on Oppenheimer). It must be exciting to work with such a brilliant director?
I’m extraordinarily excited about. I’m actually heading off to the States to start pre-production tomorrow. I can’t say too much about it, because I value my life! But definitely excited to be part of it.

Ссылка

__________________________________________________________________________________________________

эл.перевод

Джош Хартнетт о «горизонтальном ледяном дожде» в Ирландии
Звезда большого и малого экрана Джош Хартнетт беседует с Даррагом Макманусом о своем новом техническом триллере «Индекс страха» и о своих прочных связях с ирландцами.

С тех пор, как Джош Хартнетт впервые появился на сцене в фильме ужасов 1998 года «Факультет» и получившей признание критиков драме «Девственницы-самоубийцы», Джош Хартнетт сделал все, что мог, как актер. Высокобюджетные блокбастеры («Перл-Харбор»), боевики («Падение Черного ястреба»), триллеры («Плетеный парк»), комедии («40 дней и 40 ночей»), старомодный нуар («Черный георгин»), неонуар («Город грехов») и многое другое. фильмы ужасов (30 дней ночи), фильмы об ограблениях (Wrath of Man) и телевидение (Penny Dreadful) – это невероятно разнообразное резюме, которое отмечает Хартнетта как одного из самых интересных актеров, работающих сегодня (а ему всего 43 года).
Его последняя роль — технический гений доктор Алекс Хоффман в «Индексе страха», четырехсерийной экранизации бестселлера-триллера Роберта Харриса. Находясь в блестящей корпоративной Женеве (шоу на самом деле снималось в Будапеште), Алекс начинает сомневаться в своем здравом уме после серии странных событий, включая насильственное проникновение в его дом, в то время как его сверхинтеллектуальный алгоритм делает ставки на акции. обмен - с миллиардами на кону.

Это динамичный, умный и захватывающий фильм, снятый с настоящим талантом дублером Дэвидом Кэффри («Любовь/ненависть», «Острые козырьки», «Алиенист: Ангел тьмы»).

Мы поговорили с Джошем о его характере, ирландских корнях, «горизонтальном» дожде и о том, почему нет смысла прикидываться сумасшедшим только ради безумия…

С такой адаптацией вы читаете исходный материал или приходите к нему «чистым» через сценарий?
Я определенно люблю читать исходный материал. Книга Роберта Харриса была причиной, по которой я захотел принять участие в шоу. Я никогда особо не интересовался психологическим триллером, а потом мне подарили книгу Энди Харриса из Left Bank Pictures. После этого мы получили сценарий и обсудили это. Но книга была первоначальным толчком.

История довольно техническая, но умудряется быть понятной и захватывающей одновременно…
Это надежда! По моему опыту, трудно адаптировать что-то подобное: то, что я считаю довольно высокопарной книгой, хотя и с элементами триллера. Большая часть того, что работает в книге, это то, что вы сидите и думаете: «Боже мой, в нем есть что-то о современном обществе, это о паранойе, это о классическом историческом ужасе…» Вы видите, как все эти вещи собираются вместе. на странице. Но когда вы смотрите историю, вы хотите быть втянутым в нее и не думать обо всех элементах. Вы должны немного спрятать эти вещи за кулисами триллера.
Он очень динамичный, почти как длинный фильм, разбитый на четыре части…
Абсолютно, и это ощущение темпа действительно ощущалось во время съемок. Я думаю, что первоначальная идея была для двухчасового фильма, но они просто не смогли вместить все части. Серии из четырех частей кажется достаточно длинной. Наполнителя правда нет. На этой длине работает хорошо. Вся история происходит в течение примерно 24 часов.

Как вы готовитесь к такому персонажу, когда вы страдаете от чего-то близкого к нервному срыву?
Ну, вы хотите иметь возможность понять, что происходит с персонажем психологически. И я хотел, чтобы он сомневался в своем состоянии. Сможет ли он найти способ рационализировать или нормализовать свои реакции — и, надеюсь, не прийти к выводу, что сошел с ума? Это должно быть что-то активное, иначе ты просто прикидываешься сумасшедшим ради безумия. И Дэвид сказал мне, что речь идет не только о парне, который сходит с ума — он находит способ попытаться оправдать свое поведение и доказать, что он не сумасшедший. Затем, когда он, наконец, почувствует, что, может быть, так оно и есть, это должен быть самый ужасный момент в его жизни.
Это эмоционально изнурительно играть такую ​​роль?
Это эмоциональное путешествие – нет, я ненавижу это слово! Это эмоциональная работа над этими сценами, в которых вы накачиваете себя, наполненного вашим предыдущим эмоциональным конфликтом. Пытаюсь найти моменты в своей жизни, когда я чувствовал такое давление, а затем усилить его почти до мании. Способность понять контекст персонажа и всех вокруг него, все, что происходит. Это ужасная ситуация, поэтому часть ее была взята из моей собственной жизни, часть — из потрясающего исходного материала, к которому я мог вернуться. Он написан с субъективной точки зрения, так что у нас есть, по сути, его внутренний монолог, который был очень полезен.

Ближе к концу есть отличный поворот. Вы поняли это?
Я обычно довольно хорош в этих вещах! А с книгой я начал разбираться через некоторое время. Но задача со сценарием заключалась в том, чтобы убедиться, что мы не выдали слишком много. У нас не было других вещей, к которым можно было бы прибегнуть — исторических элементов, воспоминаний — поэтому нужно было убедиться, что мы пришли к одному выводу. Как только вы сядете в поезд, он не остановится, пока не достигнете этого.
Приятно было сниматься в таких красивых декорациях – офисах, особняках на берегу озера и т.д.?
Ну, я играю кого-то, кто проходит через свой личный ад, так что опыт немного другой! Нет, честно говоря, лучшим элементом была работа с другими актерами: Аршером (Али, как лучший друг и деловой партнер Хьюго), Лейлой (Фарзад, как жена Габби), Грегори (Монтель, как детектив Леклерк). Мы так хорошо ладили и сформировали маленькую единицу дружбы.

Мы не могли взять с собой наши семьи из-за карантина в Будапеште, поэтому все четверо были там три месяца без кого-либо. У нас была шестидневная рабочая неделя, но в выходной день мы собирались вместе, чтобы выпить и поесть, просто чтобы расслабиться. Шутили, радовали друг друга, потому что это было очень напряженно.

Вы работали с Дэвидом раньше?
У меня не было, но мы очень хорошо ладили. Он такой персонаж, опытный ветеран телевидения, который понимает ситуацию гораздо лучше, чем я. Раньше я работал на телевидении, но в другом стиле. Это было быстро и в некотором роде малобюджетно — при съемке во время Covid вы теряете часть бюджета из-за ограничений и прочего — поэтому мы снимали по восемь страниц в день, но Дэвид, похоже, был согласен с этим. Я должен был положиться на него, чтобы сказать мне, получили мы взятку или нет. Иногда это был всего один дубль. Я говорил: «Правда?», а Дэвид отвечал: «Да, готово!»
Вы жили в Ирландии во время съемок Penny Dreadful (2014-16)?
Да, в Дублине и Далки. Мы снимали в Дублине и в Уиклоу на Ardmore Studios в течение трех лет. Мы снимали по полгода. Зимы суровые — мы снимали только зимой — и от горизонтального ледяного дождя всех тошнило, но атмосфера на съемочной площадке всегда была кипучей. Я действительно хорошо провел время, нам было очень весело. И такая погода подходит к готической атмосфере шоу вроде Penny Dreadful.

А у вас есть ирландские корни?
Имя Хартнетт ирландское, кажется, из района полуострова Дингл. Я поехал туда с родителями где-то в 1999 году; мы немного погуляли. Семья моей матери, Хоран, тоже с юго-запада. Так что ирландской крови много.

Вы собираетесь начать сниматься с Кристофером Ноланом (об Оппенгеймере). Должно быть интересно работать с таким блестящим режиссером?
Я чрезвычайно взволнован. На самом деле я отправляюсь в Штаты завтра, чтобы начать пре-продакшн. Я не могу сказать слишком много об этом, потому что я дорожу своей жизнью! Но определенно рад быть частью этого.

229

90s heartthrob, Josh Hartnett, tries to remember lines from his biggest projects such as 'Pearl Harbor', '40 Days and 40 Nights', 'Black Hawk Down', and 'The Faculty' while also reflecting on his early days in the spotlight.


Вы здесь » Josh Hartnett Forum » Биография. Biography » Интервью Джоша / Josh's interviews